БУЛАТ БОЛОТ (salatau) wrote,
БУЛАТ БОЛОТ
salatau

Categories:

И Алексей Максимычу привет.

знать и уметь Тётка Солженицына Ирина Щербак: «Это была хамская семья крупных землевладельцев»

В 1970 году немецкий журнал «Штерн» взял интервью у Ирины Щербак, тётки писателя Александра Солженицына. Она рассказала, что до Революции его дед был крупным землевладельцем, а дядя – богатым прожигателем жизни, путешествовавшим по Европе и коллекционировавшим дорогие автомобили. О самом писателе Солженицыне тётка с горечью отзывалась, что и он живёт «как буржуй».

Удивительное дело, но даже КГБ ничего не знало о предках писателя, нобелевского лауреата Александра Солженицына. Оказалось, что архив в Кисловодске, в котором содержались сведения о его родителях, сгорел в 1918 году. Позднее биографии предков записывались с их слов. Пытаясь выстроить контригру против писателя, чекисты в конце 1960-х начали расследование о его предках. Выяснили, что дед был крупным землевладельцем, имевшим 2000 десятин земли (2100 га), несколько предприятий и десятки наёмных работников. Но дальше материальных свидетельств расследование КГБ не пошло. Неожиданную помощь им оказали немецкие журналисты, проведшие собственное расследование о предках Солженицына и отыскавшие его тётку.
Перевод этой статью приведён в книге «Кремлёвский самосуд (Сборник документов КГБ и партийных органов о писателе Солженицыне)», вышедший в 1994 году.

«Товарищу Л.И.Брежневу направляется перевод публикации в журнале «Штерн» в отношении Солженицына. Председатель Комитета госбезопасности Андропов. Приложение - журнал «Штерн» №48 от 21.11. Перевод с немецкого.

ХАМСКАЯ СЕМЬЯ - так отзывается о своих родственниках, в прошлом крупных землевладельцах, Ирина — тётка лауреата Нобелевской премии Солженицына. В своей новой книге, из-за которой спорят западные издательства, он описал экзотическую жизнь своих родных в канун Первой мировой войны. Тёте Ирине в книге также отведено место. «Штерн» разыскал эту 82-летнюю женщину в Южной России.

«Россией должны править дураки. Россия иначе не может». Эту горькую истину советский Александр Солженицын вкладывает в уста офицера русского Генерального штаба - умной и симпатичной, хотя и второстепенной фигуры, появляющейся на странице 740 его нового романа. Все действующие лица, выведенные в романе Солженицына под собственными именами, давно умерли. Все, кроме одного человека. Её зовут Ирина. Она представлена в самом начале романа как привлекательная, молодая и очень богатая женщина. Она замужем за Романом - постоянно одетым по английской моде землевладельцем.



Корреспондент «Штерна» Дитер Штейнер выяснил, что её зовут Ирина Ивановна Щербак и она является тёткой Александра Солженицына, невесткой его матери, умершей в 1944 году от туберкулеза. Ирине Щербак сейчас 82 года. Она живёт в Георгиевске, небольшом местечке вблизи Кисловодска. Там и посетил её недавно Дитер Штейнер. Вот как он описывает её:

«Старая, сгорбленная и почти ослепшая, но всё ещё энергичная женщина с живым умом ютится в пристройке старого крестьянского дома. Её комната 2x3 метра. Глиняный пол, покосившиеся, крашенные известью стены. Она сидит на железной кровати, над которой висит икона под стеклом и деревянный крест. Под кроватью спит её собака Дружок - дряхлая лохматая дворняга. Четверть комнаты занимает кирпичная печь, на которой стоит горшок, две металлические тарелки и мешочек муки. Я сажусь на скрипящий табурет.
«Вот видите, как я теперь живу, - говорит Ирина. - Это после 53 лет жизни при комиссарах! От государства я получаю в месяц 10 рублей да от Сани (Александра Солженицына) 15 рублей. Я ведь единственная осталась в живых из всех его родственников».

До сих пор история семьи Солженицыных была малоизвестна. Что можно найти в архивах? «Александр Исаевич Солженицын родился 11 декабря 1918 года в Кисловодске на Северном Кавказе в семье учителя». Правда, уже из этого можно сделать вывод о его мелкобуржуазном происхождении. Ирина Щербак знает историю этой семьи значительно полнее. Отец Солженицына Исай был сыном крупного землевладельца. После его женитьбы в 1917 году «деньги прилипли к деньгам»: он женился на Таисии, дочери крупного землевладельца Захара Щербака.

Мать Солженицына выросла в доме, обставленном как дворец. Её брат Роман также сделал хорошую партию. Его жена Ирина, которая сегодня живёт в нужде, унаследовала от отца миллионное состояние. Она была самая богатая из семьи, а поскольку все свои деньги она передала мужу, тот жил как феодал. С грустью вспоминает Ирина о временах перед Первой мировой войной, когда она вместе с мужем совершила большое путешествие за границу. В Штутгарте они посетили завод Даймлера и купили сигарообразную спортивную автомашину. На ней Роман собирался принять участие в автогонках Москва - Санкт-Петербург. У него уже был один автомобиль – «Роллс-ройс». Во всей России тогда было лишь девять таких машин. Когда началась война, главнокомандующий великий князь Николай Николаевич реквизировал эту роскошную машину для себя.

Вернувшись в 1956 году из ссылки, Солженицын посетил свою тётку Ирину в Георгиевском и сутками сидел с ней, расспрашивая об истории семьи. Частично её рассказы вошли в книгу «Август 1914». Вот как описывает он дядю Романа:
Ему особенно нравилось путешествовать. Ошеломить Европу русской разухабистостью и своеобразием. В Лувре, в круглом пурпурном зале, где находится Венера Милосская и нет ни одного стула, он мог широким жестом протянуть смотрителю десятифранковую бумажку со словами: «Дайте стул». И пока Ирина осматривала экспонаты, он, сунув в рот папиросу, играл зажигалкой. В следующем зале то же самое: «Стул. Сюда, сюда».



Роман и Ирина жили в доме деда Солженицына, которого писатель назвал в своей книге не Щербак, а Томчак. Таисия была в это время на третьем месяце беременности. Александр Солженицын родился в доме своей тётки Ирины. Имущество семьи было конфисковано красными. Таисия устроилась работать стенографисткой в ростовской милиции. Александр оставался пока у тёти Ирины. Дядя Роман работал шофёром автобуса. После его смерти в 1944 году Ирина осталась без средств к существованию. Семнадцать дней спустя Таисия умерла от туберкулеза. Ирина похоронила её в могиле мужа, так как не могла собрать денег на похороны.
В это время офицер Александр Солженицын воевал на фронте. Он изучил в Ростове математику и физику, отлично сдав экзамены. Во время войны он женился на Наташе - дочери еврейского торговца. Когда в 1953 году он вышел из заключения, его жена не поехала с ним в ссылку. Ирина Щербак вспоминает по этому поводу:

«В 1956 году вернулся Саня. Он поехал к своей жене в Ростов. Она жила с другим. Саня был очень подавлен этим. Он осел в Рязани. После того, как он получил там приличное место учителя математики, Наташа решила вернуться к нему. Саня приехал ко мне посоветоваться. Я прямо сказала, что уважаю лишь тех жён, которые готовы поехать за своим мужем даже в ссылку. Все другие для меня - просто содержанки. Однако Наташа была упряма, обвела Саню вокруг пальца и переехала к нему. Да ещё привезла с собой мать и сестру. Так и жил Саня с этими тремя женщинами, пока не бросил их в прошлом году и не сошёлся с другой, молодой женщиной».

Не без горечи вспоминает Ирина Щербак последнюю встречу со своим знаменитым племянником. Это было в 1970 году. Солженицын пригласил свою тетю в Рязань и прислал ей денег на дорогу. «Когда я сошла с поезда, - рассказывает старая женщина, - я вдруг увидела, что Саня и Наташа прячутся в здании вокзала. Я бедно выглядела в своей старой одежде, и они стыдились меня. Если бы у меня были деньги, я бы немедленно вернулась домой. Но у меня было всего 20 копеек».



Ирина Щербак не подтвердила слухи о том, что писатель, исключённый в 1969 году из Союза писателей и не напечатавший с тех пор ни строчки, живет в большой бедности. «Они живут как буржуи, - рассказывает она (на Западе Солженицын, благодаря своим книгам, стал мультимиллионером): - Они часто ездят в Москву в театр или на концерт».

Ирина намеревалась прожить в Рязани три месяца. А уехала через 17 дней. В своём последнем письме она писала знаменитому племяннику: «Саня, ты нехорошо обращаешься со мной. А я до сих пор всё ещё вижу в тебе маленького мальчика, которого так часто носила на руках». Via


Повторюсь... Не впервой...

Памяти А. И. Солженицына

Был тут один, светоч, как человек - хрюн его знает, разное пишуть, Царство ему Небесное, но как поэт - гений! Наше всё дваццатого века с хвостиком века двадцать первого. Евтушенко, поэт в России больше чем поэт. А и писатель больше, чем поэт. Обое рябое. Могутный на вум писатель всегда у нас был инструмент манипуляции в борьбе за власть между всеми субъектами властности в обществе, как легитимными, так и паралегитимными, и вовсе нелегитимными - криминальными, значит, поскольку он - проводник влияния, которое не снилось штатным комиссарам, хуч в три нагана стре́льни́ (а чиновникам прилагается к должности, но работает только в облипку с казенным кошельком).

В силу таланта, признанного читательской массой. Масса - могущественное тело любой властности.
Марксизьм же - прям из первого тома собрания сочинений основателя: Идеи становятся материальной силой, когда они овладювають массами. Но об этом какнебуть пото́м...

Да и народ не бедный чаще всего эти писатели.

А уж харизматичный!..

Его слова - заклятие святого.

Не отмоесси. Но и не тока тот писатель, который сам с усам, а особенно которого кормушка пригрела. Да ещё и мировая. Уй тады всё. Вершытель дум.

Да, это было!
А теперь какая из той же Алексиевич вершитель дум???
Тока рот откроет - сразу видно: Дура дурой.
Куды там смотрят в этих камитетах (нобелевских, я имею в виду, и т.п.)?

То ли было дело в прошлости!

Ка́к Ленин пытался манипулировать Горьким!
Который даже без Нобелевки жил.

"Мать" в США свои люди раскрутили, очин зантересованные в рррррусской революции, бальшые деньги дали-взяли за ррраман.

Для партии.

Щяс!

Писа́л Горький, а все деньги отдай партии?

Снова бомжевать по матушке Руси?!!

Гы-гы...

Нэма дурных.


Не вышло у Ленина. Удрал Горький на Капри, под крыло к другу Муссолини, открыл там маленькую, но свою, свечную школочку, так сказать, богостроительства и богоискательства.

Погодите плеваться.

Эти школочки ещё своё слово скажут.

Можт, на них вся и надежда.


Сталин его таки выманил.

Попользовался вроде.

Потому что без влияния и знания Горького никак было не разрубить некоторые политические путы в мировой политике.

Но недолго.

Не тот тип.

В жилетку - плакается, но делает - по-своему.

А не по учению партии, то есть не по воле Сталина.

А где много воль - там беда.

Один кричит зарежем, другой кричит убьем, и пока они так спорят, тело сдохнет в оврагах, ожидаючи.

Так что Горький - такая глыба, такой матёрый человечище, что, пожалуй, куды там не только Толстому Эл Эн, но и самому Ульянову-Блянк-Ильину-Ленину Вэ И!!!

Оклеветанный молве (в порядке раскрутки новых инструментов манипуляции в аспекте диффамации старых, неугодных и сомнительных, непонятых, скорее всего, неактуальных, неживых) до статуса основателя пресловутого соцреализма...

Фиг вам!

Был, есть и будет есть

ницшеанцем,

язычником,

из человека

бога

строителем.



А что Соженицын?

То же тоже.

И пытались, и раскрутили, и манипулировали.

И опять пытались, но сробели, что ли.

Или разгадали что-то.

И такой, и сякой! И Ветров, И (Со-)Лженицер, и ващще Исаакович...

А он жил, бился.

"Красное колесо" написал. Даже Горький такого не смог! Старуху Изергиль все знают, а вот Клима Самгина не очень... То же и с Солженицыном. Настёнин двор да Настёнин двор.... Ага, щас...




Ну хоть хтонебуть прочитал его малоизвестную эпупею "Красное колесо"? Вота в собр соче:
тт. 7—16. Красное колесо: Повествованье в отмеренных сроках:
Т. 7. Узел I: Август Четырнадцатого. Книга 1. — М.: Время, 2007. — 432 с. — ISBN 5-94117-166-8;
Т. 8. Узел I: Август Четырнадцатого. Книга 2. — М.: Время, 2007. — 536 с.;
Т. 9. Узел II: Октябрь Шестнадцатого. Книга 1. — М.: Время, 2007. — 512 с.;
Т. 10. Узел II: Октябрь Шестнадцатого. Книга 2. — М.: Время, 2007. — 592 с.;
Т. 11. Узел III: Март Семнадцатого. Книга 1. — М.: Время, 2008. — 744 с. — ISBN 978-5-9691-0273-6;
Т. 12. Узел III: Март Семнадцатого. Книга 2. — М.: Время, 2008. — 800 с. — ISBN 978-5-9691-0274-3;
Т. 13. Узел III: Март Семнадцатого. Книга 3. — М.: Время, 2008 (2009). — 776 с. — ISBN 978-5-9691-0032-9;
Т. 14. Узел III: Март Семнадцатого. Книга 4. — М.: Время, 2008 (2009). — 736 с. — ISBN 978-5-9691-0395-5;
Т. 15. Узел IV: Апрель Семнадцатого. Книга 1. — М.: Время, 2009. — 624 с. — ISBN 978-5-9691-0458-7;
Т. 16. Узел IV: Апрель Семнадцатого. Книга 2. — М.: Время, 2009. — 792 с. — ISBN 978-5-9691-0459-4.
В последнем томе также представлен авторский конспект ненаписанных узлов (V—XX).
Да ишшо б от корки до корки?
А туды жа! :((

Дай Бог каждому.

Но не остановил.

Котится да котится.

По Расеи...


Кто остановит, или хуч бы попытается?...


Эх, сказал бы...

Да куды нам.

Не того фасона сопли, чтоб с дубам будацца...

Прощайте, Александр Исаевич!

В звёзды там не шибко врезывайтесь.

И Алексей Максимычу привет.

Ну и прочим... вершытелям...
Ну и нащот Шолохова...
Тех же щей.
Велик.
Но не всемогущ.
А хто мы ваще без свово калехтифа хуш великие хуш из малых сих?


Как жыть, не сражаясь???
А прыстрелят ф барбе - хто станет на смену?
В отместку жыть?
Га, я спрашуюю?

https://music.youtube.com/library

 
Tags: горький, красная симфония, красноармеец гитлер, солженицын
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo salatau июль 28, 2013 18:33 10
Buy for 20 tokens
"...Растрэллы ещё будут. Есть кого. Есть кому..." А шо: не?... Русского хлебом не корми, а дай збежать на Запад, хоть там пожить спокойно, без революций и пятилеток, и прочего вставания с колен... Там русскому как-то поспокойнее, он чувствует себя человеком, даже если он чужой и многое потерял.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments