БУЛАТ БОЛОТ (salatau) wrote,
БУЛАТ БОЛОТ
salatau

Categories:

Как правильно вести беседу для изобличения лжи

По материалам книги "Психология лжи и обмана: как разоблачить лжеца"
Автор: Спирица Евгений Валерьевич



Часть 4. Как правильно вести беседу для изобличения лжи

В этой части книги рассказывается, как правильно формулировать и задавать вопросы с целью вывести лжеца на чистую воду. Мы также разберемся в том, что такое структурированная опросная беседа.


...В моей практике был случай, когда при расследовании кражи из офиса крупной московской строительной компании, куда меня пригласили для исследования, две женщины вели себя крайне подозрительно. Обе демонстрировали одинаковые невербальные признаки причастности. Мы работали в режиме высокого дефицита времени, когда дорога была каждая минута. Когда в кабинет вошла первая девушка, на вводном этапе опросной беседы она никак не расслаблялась. И, естественно, ей был задан симптоматический вопрос: «В настоящий момент есть что-то, что беспокоит вас сильнее, чем данное исследование?» – «Да, – ответила она. – У меня ребенок в детском саду, и забрать его некому. Я не знаю, сколько все это будет продолжаться». Мы сообщили, что это займет небольшое количество времени, она успокоилась, прошла все наши процедуры, включая исследование с применением полиграфа, и оказалась непричастной. Виноватой оказалась другая девушка, которая противодействовала нам всеми возможными способами. А изначально поведение девушек было очень схожим....

Глава 14. Опросная беседа как основной инструмент верификатора
У кого есть глаза, чтобы видеть, и уши, чтобы слышать, тот может быть уверен, что ни один смертный ничего не скроет от него. Если молчат его губы – проболтаются кончики пальцев; предательские знаки поползут из каждой его поры.
З. Фрейд

Если основным инструментом полиграфолога является опрос с применением полиграфа, то основным инструментом верификатора становится беседа с человеком. Но поскольку инициатором беседы является верификатор, точнее, «инициатор», то говорить о том, что беседа будет проходить в качестве диалога с обеих сторон и вестись в произвольном ритме, не приходится. Беседа, которую верификатор проводит для распознавания лжи, ведется структурированно, в виде опроса по заранее заготовленным скриптам. В связи с этим такое взаимодействие и получило название «опросная беседа», поскольку целью беседы является установление истины и по фабуле дела проводится опрос.
Давайте рассмотрим основные виды опросных бесед, используемых в безынструментальной детекции лжи.
В явной опросной беседе верификатор сам проводит интервью, задает вопросы, интерпретирует данные и, если необходимо, получает признание. Делает он это явно, то есть опрашиваемое лицо знает точно, по какой теме проводится исследование, и понимает, кто перед ним находится. Явная опросная беседа может быть структурированной и неструктурированной. Структурированная опросная беседа жестко регламентирована, вопросы задаются в строгой последовательности по скрипту, в неструктурированной опросной беседе порядок, очередность и количество вопросов определяет сам верификатор и задает их в свободном порядке.
При неявной (скрытой) опросной беседе верификатор выступает в качестве наблюдателя, у него нет права вести диалог, задавать вопросы. Как правило, между верификатором и тем человеком, который ведет беседу, есть система сигналов и кодов, и по ним беседа корректируется в ту или иную сторону. По итогам такого мероприятия верификатор отвечает на вопросы заказчика, исходя из увиденного и услышанного.
Неявная (легендированная) опросная беседа применяется тогда, когда инициатор исследования не хочет по каким-либо причинам раскрывать, что он проводит расследование. В этом случае верификатор работает под легендой. В моей практике мне приходилось брать на себя роли психологов (чаще всего), кадровиков, сотрудников службы безопасности, бизнес-тренеров, участников ОПГ, наркоманов и даже экстрасенсов и колдунов. При подобной работе нужно помнить, что легенда должна быть правдоподобной. Если у вас нет глубоких знаний, лучше пользоваться другими инструментами, поскольку при вашем разоблачении шансы на достижение успеха в детекции лжи существенно снижаются.
Групповая опросная беседа используется в том случае, если необходимо быстро опросить группу численностью 15–20 человек и более. Это самый сложный инструмент в безынструментальной детекции лжи, однако очень эффективный. Основная цель групповой профайлинговой беседы при правильно заданной установке – по невербальным признакам определить вероятность причастности или непричастности отдельных лиц и сократить круг подозреваемых.
Опросная беседа вне зависимости от ее вида всегда состоит из следующих частей: вводной, исследовательской, боевой (получение признания в случае необходимости) и утилизации.
На каждом этапе опросной беседы имеются свои цели и задачи. Решаются они с помощью специальных инструментов, вопросов, или, как еще их называют специалисты в области детекции лжи, стимулов.
И прежде, чем мы перейдем к структуре опросной беседы, нам необходимо будет понять, какие же задачи решают вопросы, которые задает верификатор во время опросной беседы, и почему навык задавания вопросов является основным в безынструментальной детекции лжи.
Глава 15. Задачи, решаемые стимулами (вопросами) в безынструментальной детекции лжи
Вся детекция лжи, как инструментальная, так и безынструментальная, покоится на трех китах – трех основных стимулах (вопросах), которые мы задаем опрашиваемому лицу. В этой главе мы рассмотрим основные принципы этих китов и разберем, какие задачи они решают.
Для начала назовем этих китов:
• нейтральные вопросы;
• контрольные вопросы;
• проверочные вопросы.
Верификатор, который четко понимает и осознает цели и задачи каждого типа вопросов, может их использовать произвольно по своему усмотрению и получать необходимый ему результат. Рассмотрим каждый из типов вопросов.
Нейтральные вопросы
Основная задача нейтральных вопросов на первом этапе – оценка адекватности реагирования опрашиваемого лица. Они помогают определять, насколько вменяемо на момент проверки опрашиваемое лицо, особенно на начальном этапе взаимодействия. Эти вопросы также необходимы в качестве вопросов, снимающих последствия реакции от контрольных или проверочных вопросов, позволяющих верификатору отследить фазы расслабления и напряжения у опрашиваемого лица и вернуть его в исходное состояние его психологической нормы (то есть на базовую линию поведения). Они также необходимы для определения состояний согласия или несогласия человека, для определения нормы времени его ответа на вопросы в безопасной ситуации и для установления контакта на протяжении всей опросной беседы.
Основным и главным принципом в составлении нейтрального вопроса является принцип вызывания слабой психофизиологической и психологической реакции на него. Если на нейтральный вопрос была получена реакция сильной выраженности, то верификатор должен обратить на нее внимание. Например, если на нейтральный вопрос типа: «Вас зовут Иван Иванович?» – верификатор видит признаки стресса, то, вероятно, что этот вопрос уже перестал быть нейтральным, поскольку вызвал реакцию (значимость). И верификатор должен ответить для себя на вопрос: а почему нейтральный вопрос оказался таким важным для человека?
Итак, основной принцип нейтрального вопроса – это его невысокая значимость для опрашиваемого лица.
Нейтральные вопросы, как правило, носят безопасный характер для опрашиваемого лица и касаются его биографии, места работы или жительства, его личностных качеств и пристрастий.
В безынструментальной детекции лжи ответы на вопросы могут быть как короткими – в виде ответов «да» или «нет», так и иметь развернутый характер. Верификатор может также попросить опрашиваемое лицо закончить за него предложение. Некоторые примеры формулировок нейтральных вопросов, подразумевающих короткие ответы:
– Вас зовут Иван Иванович?
– Вы работаете на предприятии «Омега»?
– Вы работаете слесарем?
– Вы женаты? И т. д.
Вопросы, подразумевающие развернутые ответы:
– Представьтесь, пожалуйста.
– Расскажите, пожалуйста, где вы работаете.
– Расскажите, пожалуйста, в какой должности вы здесь работаете.
– Чем вы занимаетесь? И т. д.
Как уже говорилось, в беседе могут не только задаваться вопросы, но и определяться темы беседы. Они, как правило, перекликаются с вопросами и могут быть также использованы в опросной беседе.
Мы подошли к очень важной теме – к вопросу сравнения, или к контрольному вопросу, одному из самых сложных моментов как в инструментальной, так и в безынструментальной детекции лжи.
Контрольный вопрос
Первыми метод как инструментальной, так и безынструментальной детекции лжи создали американцы, и на первом этапе развития метода появилось два типа вопросов – нейтральный и проверочный. Тест нейтральных и проверочных вопросов, предложенный в начале прошлого столетия полиграфологом Ларсоном, был на заре детекции лжи основным. Тест состоял из двух нейтральных вопросов и 5–7 проверочных. Однако он грешил ошибками ложного обвинения. Спустя небольшое количество времени другой американский полиграфолог, Рейд, вводит вопрос сравнения, который впоследствии и начинают называть контрольным вопросом.
Верификаторы стали понимать, что использование только нейтральных и проверочных вопросов для установления истины не работает. Для полноты и точности картины исследования и возникает контрольный вопрос. Так инструментальная детекция лжи попадает в структуру полевого психологического эксперимента, и в ней появляется очень важная идея – идея сравнения двух элементов опыта.
Следующим шагом в развитии метода инструментальной детекции лжи стало появление зон сравнения. Уникальный исследователь и полиграфолог Клиф Бакстер создал не только зоны сравнения, он первым ввел количественную оценку, поскольку раньше оценка была только качественной. Бакстер разработал алгоритм количественной оценки, благодаря чему в детекции лжи появилась цифра, а значит, точный инструмент измерения, а главное – правило, по которому это измерение нужно проводить.
Благодаря такому подходу и этой методологии чуть позже, с развитием метода безынструментальной детекции лжи, также появилась возможность создать балльную оценку опросной беседы, и благодаря этой модели удается достаточно точно зафиксировать правдивые или ложные высказывания, что особенно важно для проведения судебных экспертиз. Пифагор сказал: «Все есть число», и кто-то из великих добавил, что наука начинается там, где есть измерения, где можно измерить.
Однако правила Бакстера оказались достаточно сложными и громоздкими для применения. Это связано с рядом факторов.
Американские полиграфологи и верификаторы до сих пор стоят на позиции определения лжи и правды. Хотя мы ранее говорили о том, что правда и ложь – понятия социальные и к детекции лжи не имеют никакого отношения. Используя контрольные вопросы, американские полиграфологи провоцируют обследуемого на ложь. Они считают, что ложь на контрольные вопросы для непричастного более значима, чем ложь на контрольные вопросы причастного. И они даже в учебниках пишут: «Идеальным контрольным вопросом является вопрос, не связанный непосредственно с темой проверки, но на который обследуемый дает заведомо лживый ответ либо заставит сомневаться в правдивости своего ответа».
И долгое время вся детекция лжи, и в частности наша отечественная советская и кагэбэшная, стояла на этих позициях – спровоцировать человека на ложь. Сейчас становится понятно, что это совершенно не нужно делать и данный подход был ошибочным. Для того чтобы правильно сформулировать контрольный вопрос, нужно понимать ряд принципов в его формулировании.
Первый принцип формирования контрольного вопроса – это принцип психофизиологического феномена.
В детекции лжи есть одно из самых ключевых понятий – понятие психофизиологического феномена: «Стимул, несущий в себе информацию о событии, запечатленном в памяти, и являющийся значимым в ситуации проводимой проверки, устойчиво вызывает соответствующую психофизиологическую реакцию. Эта реакция существенно отличается от реакции на стимулы, которые подобраны на такую же тему, но не связаны с расследуемым событием и являются отвлеченными от него». При этом память, что естественно, имеет колоссальное значение: если человек ничего не помнит, то он ни на что и не реагирует. Говоря иными словами, контрольный вопрос – это «ловушка для непричастного». Верификаторы классифицируют контрольные и проверочные вопросы следующим образом: проверочные вопросы – это вопросы, на которые реагирует причастный, а контрольный вопрос – это вопрос, на который реагирует непричастный, его по-иному можно назвать вопросом социальной оценки личности. Я об этом писал в первой главе книги.
Если верификатору удалось переключить внимание непричастного на контрольный вопрос, то он не получит реакции на проверочный. Что сделал контрольный вопрос? Отвлек внимание от проверочной темы, а причастный человек в силу его эмоции страха не отвлекается от проверочной темы.
Американская школа детекции лжи считает, что идеальный контрольный вопрос – это вопрос, на который человек дает заведомо ложный ответ и не сомневается в правдивости. Американскому специалисту нужно добиться, чтобы опрашиваемое лицо сказало неправду на контрольный вопрос, и у них это работает. А в России, к сожалению (а может, и к счастью), – нет. Представим, что верификатор попросил сказать неправду, солгать. Но для нашего человека, с нашими социальными нормами и установками, ложь по инструкции не имеет никакой ответственности. Если специалист, который меня проверяет, снял с меня ответственность – это уже не ложь, это выполнение инструкций. А значит, никаких психофизиологических, невербальных и вербальных реакций не будет.
Второй принцип подбора контрольного вопроса – это реакции вины, смущения, неловкости и стыда, трансдеривативного поиска на него.
Контрольный вопрос называется контрольным в силу не своей содержательности и смысловой части, а того, как этот вопрос подает верификатор. Считается, что правду говорить легко и приятно. Это далеко не так. Правду говорить легко и приятно, когда ты говоришь о каких-то положительных своих поступках и поведении, о своих явных, декларируемых социально приемлемых сторонах личности. А вот когда вопрос стоит о теневой стороне личности, о скрываемых социальных моментах, иногда проще солгать. Когда я буду испытывать больший негатив – когда совру или признаюсь? Например, признаться в том, что когда-то струсил, сплетничал и т. д. И реакция на признание будет ярко выраженной. Вот на этом и строится наша модель подбора контрольных вопросов. Не ложь и правда определяют выраженность реакции, а личностное, субъективное восприятие того или иного социально-личностного контекста. Если опрашиваемое лицо воспринимает стимул как значимый, будет виден весь симптомокомплекс вегетативных реакций. Независимо, правда или ложь. С другой стороны, если я воспринимаю стимул как социально неловкий в данной конкретной ситуации, при этом правдиво на него отвечаю, то в виде оценки социума меня оценивает верификатор и тогда у меня обязательно появится чувство вины, неловкости, стыда. И контрольный вопрос приобретает психологический, а не физиологический смысл. А при проверочном вопросе непричастный человек испытает облечение. Ему не нужно стыдиться перед социумом и испытывать чувство вины или стыда за то, что он не совершал. Он же не крал, не убивал и не мошенничал.
Третий принцип – контрольный вопрос индивидуален и строится только из структуры личности и прошлого опыта опрашиваемого человека.
Наша отечественная школа безынструментальной детекции лжи – это школа углубленного изучения человека. И мы исходим не из стандартов, которые существуют, например, в американской системе правосудия или детекции лжи, а из личности того, кто к нам пришел.
Например, как бы контрольный вопрос подбирался в культурной среде мусульман?
Для них важно уважение к старшим, любовь к детям, верность слову, а поскольку это та база, на которой строит свое поведение член этого сообщества и все подобные установки глубинные, то сам факт подозрения сделает этот вопрос безумно контрольным. Простой вопрос: «Вы все заповеди Корана соблюдаете?» – автоматически становится контрольным для мусульман. Потому что сложно выполнять все заповеди Корана. И на такой вопрос мы увидим весь симптомокомплекс реакций. Он будет максимально значимым для непричастного мусульманина. Поэтому при формулировании контрольного вопроса важно понимать структуру личности опрашиваемого лица, его психологический профиль и поэтому при беседе с опрашиваемым лицом верификатор определяет не только психотип или архетип личности, но и его ценности и личностные установки, без знания которых невозможно правильно сформулировать контрольный вопрос.



Проверочный вопрос
Проверочными называются такие стимулы, которые непосредственно увязываются с основной задачей исследования и значимость или незначимость которых требуется установить. Иначе говоря, это те вопросы, которые позволяют определить причастность или непричастность человека к расследуемому событию. Проверочные стимулы в безынструментальной детекции лжи подразделяются на прямые и проективные.
Они также используются для проверки достоверности сообщенных обследуемым тех или иных действий, с их помощью верификатор проверяет правильность или неправильность выдвинутой версии. Поэтому на подготовительной стадии при формулировке проверочных вопросов верификатор выступает в качестве аналитика и разрабатывает ту или иную версию, которую необходимо проверить.
Содержанием проверочных стимулов должны быть четкие и однозначные признаки совершенного противоправного деяния.
Первый принцип формулирования проверочного вопроса заключается в том, что при его задавании он должен вызвать значимую реакцию у причастного и состояние расслабления у непричастного человека. Этот принцип в инструментальной и безынструментальной детекции лжи четко определил один из ветеранов и корифеев отечественной школы детекции лжи, сотрудник 30-й лаборатории КГБ СССР Виктор Николаевич Федоренко следующим образом: проверочный вопрос – это вопрос, который «прямо (конкретно) обвиняет обследуемое лицо по теме проверки».
То есть это не значит, что проверочные вопросы нужно задавать в прямой грубой форме. Такие вопросы, если добавить в них слова с негативной коннотацией, могут привести к тому, что даже сильный человек может выдать реакцию, что уж говорить о людях со слабой нервной системой. Существует еще один очень важный принцип: в проверочном вопросе должно быть смягчение обвинительного уклона путем замены негативно окрашенных эмоциогенных слов на более мягкие, но одинаковые по смыслу, например, не «кража» а «хищение имущества», не «убийство», а «лишение жизни». Вопросы прямого обвинения необходимо трансформировать в сторону не прямого, а косвенного преступного знания. Например, не задавать вопрос: «Пропавшие деньги взяли вы?» – а смягчить и задать его следующим образом: «Вам известно точно (достоверно, наверняка), кто имеет отношение к пропаже денег?» – и т. д. Говоря иным языком, основная задача верификатора – усилить контрольный вопрос и смягчить проверочный. И если на мягкий проверочный вопрос верификатор видит весь симптомокомплекс маркеров лжи говорящего, это будет также являться дополнительным критерием причастности опрашиваемого лица.
Третьим принципом проверочного вопроса является то, что он задается и формулируется таким образом, что при ответе на него «да» мы получаем признание, а при ответе «нет» – весь симптомокомплекс маркеров лжи. Например, если вопрос звучит: «Вам известно наверняка, кто имеет отношение к пропаже денег?» – и человек говорит «да», то понятно, что опрашиваемое лицо готово давать показания.
Итак, основные принципы формулирования проверочного вопроса заключаются в том, что он прямо обвиняет опрашиваемое лицо по исследуемой теме, задается в виде косвенного преступного знания, а также в мягкой форме.
Еще один важный принцип формулирования проверочного вопроса заключается в том, что он направлен не только на достаточно мелкие детали расследуемого события, но еще и на отображение в речи опрашиваемого реального опыта. Нельзя формулировать вопрос, начиная со слов «Объясните мне…», «Почему вы так думаете…». Опрашиваемое лицо может объяснять вам что угодно и думать все, что хочет. Таким образом, любые объяснения при формулировании проверочных вопросов или тем уводят верификатора от установления фактов.
Еще одним очень важным принципом, но уже не формулирования и задавания проверочного вопроса, является принцип его подготовленности, иначе говоря, проверочный вопрос никогда не задается прямо в лоб, он готовится контрольными или нейтральными вопросами, паузами и иным использованием контекста.
Глава 16. Формулировка стимулов (вопросов) в безынструментальной детекции лжи
Как мы уже говорили, умение задавать правильные вопросы или предъявлять правильные стимулы и фиксировать и декодировать реакцию на них – это главный навык профессионального верификатора. Рассмотрим основные формулировки стимулов, но прежде необходимо разобраться с их определением.
Стимулы подразделяются на физические (свет, звук, температура и т. п.), химические (например, вещества, лекарства, пища), психические и др. В практике детекции лжи используются в основном психические или семантические стимулы. К ним относятся вопрос, фотография, рисунок, предмет, видеоизображение и т. д.
Стимул – внешнее целенаправленное воздействие на организм, вызвавшее его ответную реакцию. В основном в качестве стимулов в безынструментальной детекции лжи применяются вопросы, вызывающие соответствующие реакции.
К каждому виду используемых в детекции лжи стимулов предъявляются определенные требования.
Значимость стимула в безынструментальной детекции лжи заключается в том, что стимул устойчиво (то есть при каждом его предъявлении) вызывает достоверно более выраженные психофизиологические, вербальные и невербальные реакции по сравнению с другими аналогичными стимулами. В практике как инструментальной, так и в безынструментальной детекции лжи значимость стимулов всегда относительна.
Давайте немного поговорим о классификации стимулов (вопросов) в детекции лжи. Как показывает мой опыт, по большому счету нет разницы между инструментальной детекцией лжи (опрос с применением полиграфа) и безынструментальной (опросная беседа), поэтому в основе модели классификации стимулов (вопросов) лежит модель, созданная сотрудником 30-й лаборатории КГБ СССР В.В. Коровиным. Он подразделяет все стимулы в детекции лжи на основные и вспомогательные. Основные – это главные стимулы. К основным стимулам относятся контрольные и проверочные вопросы. Именно они направлены на установление причастности или непричастности опрашиваемого лица к расследуемому событию. Основная задача вспомогательных стимулов – помочь основным в установлении истины. К вспомогательным относятся так называемые нейтральные, симптоматические и жертвенно-проверочные вопросы. В отличие от инструментальной детекции лжи в безынструментальной есть еще и провокативные вопросы. В зависимости от контекста они могут быть как основными, так и вспомогательными стимулами.



Если в предыдущей главе мы рассматривали принципы работы стимулов, то в данной главе разберем, как правильно формулировать разного рода вопросы для установления истинности или ложности высказывания.
Итак, нейтральные стимулы (вопросы) – это стимулы, которые не имеют прямого отношения к основной теме проводимого исследования и не представляют для субъекта ситуационной значимости, то есть те, на которые он должен давать заведомо правдивые ответы. К сожалению, модальный оператор необходимости «должен» в данном контексте играет ключевую роль. Как я говорил ранее, нейтральные вопросы используются для оценки адекватности реагирования опрашиваемого лица. Они помогают определять, насколько опрашиваемое лицо на момент проверки вменяемо. Кроме того, эти вопросы необходимы в качестве принимающих на себя последствие реакции от основных вопросов, позволяющих отследить фазы расслабления и напряжения и вернуть опрашиваемое лицо в исходное состояние его физиологической и психологической нормы (то есть в базовую линию поведения). И главное – понять, что такое психологическая норма для опрашиваемого человека.
Однако часто бывает, что опрашиваемое лицо с самого начала начинает сопротивляться и не позволяет установить базовую линию поведения. В данном случае у верификатора должен быть большой запас тем, с помощью которых можно установить базовую линию поведения. У многих профессиональных верификаторов нейтральные вопросы, их содержание и подача вызывают иногда непонимание. Такое же непонимание они могут вызвать и у опрашиваемого лица. Например, использование в середине проверки такого нейтрального вопроса, как: «Вам нравится зеленый цвет?» или «Вам удобно сидеть на стуле?». Согласитесь что задавание таких вопросов вне контекста может вызвать неоднозначную реакцию у опрашиваемого лица и породить большое недоверие (недоумение, удивление) к верификатору, проводящему расследование.
Поэтому первое правило формулирования нейтрального вопроса заключается в том, что он не должен выбиваться из логики процесса проверки.
Следующее требование к нейтральному вопросу состоит в том, что он не должен вызывать сильные физиологические реакции или должен приводить опрашиваемое лицо в состояние расслабления.
В безынструментальной детекции лжи используются несколько классов нейтральных вопросов:
• по биографии опрашиваемого;
• по медицинским данным;
• установления базовой линии поведения;
• текущего момента (работа, увлечения);
• касающиеся позитивных/негативных черт личности;
• на выявление паттерна лжи говорящего.
Как я говорил, это, как правило, вопросы по биографии: «Вас зовут Сергей Сергеевич Иванов?», «Вы родились в 1951 году?», «Вы окончили (наименование вуза)?» и т. п.
Очень важными в исследовательской части являются вопросы, связанные с медицинской информацией об опрашиваемом лице и его самочувствием. Особенно если вы видите заторможенность или иные реакции, свидетельствующие об усталости, наркотическом или алкогольном опьянении. Как правило, в таком состоянии проводить опросную беседу не представляется возможным.
Задавание этих вопросов позволит вам уточнить ряд моментов, которые могут оказаться важными в исследовании. Астма или иные заболевания дыхательных путей обязательно скажутся на дыхании, сделав его неинформативным признаком для верификатора. Примерный список вопросов на медицинскую тему:
– Как вы сейчас себя чувствуете?
– Вас госпитализировали за последние пять лет?
– Находитесь ли вы под наблюдением врача в данное время?
– Принимаете ли какие-нибудь лекарственные препараты в данное время?
– Испытываете ли вы боль или дискомфорт в данное время?
– За последние 24 часа вы употребляли алкоголь или запрещенные препараты?
– Сколько часов вы спали прошлой ночью? Крепко спали?
Кроме того, мы используем вопросы личностной оценки опрашиваемого. Это нейтральные вопросы, к самому делу они напрямую не относятся, однако позволяют установить личностные характеристики и качества опрашиваемого. Мы их иногда называем условно нейтральными вопросами.
В одной из первых глав говорилось, что причастный человек стремится к позитивной социальной оценке. В качестве социума, который его оценивает, выступает верификатор, поэтому причастный человек старается продемонстрировать позитивные личностные качества, избегая негативных характеристик, напрямую или косвенно связанных с ним и с исследуемым событием.
Условно нейтральные вопросы позволяют не только создать психологический портрет человека, но и понять, как опрашиваемое лицо будет реагировать на вопросы его социальной оценки как личности. Как правило, мы просим человека ответить на следующий вопрос:
– Назовите три ваших позитивных качества.
В основном и причастные, и непричастные на него охотно отвечают. А вот со следующим вопросом все гораздо интереснее. Он звучит так:
– Назовите, пожалуйста, три ваших отрицательных качества.
Как правило, непричастный человек легко называет отрицательные качества, свойственные ему. А у причастного с формированием отрицательных качеств возникает проблема. Страх угрозы наказания, мотив избегания заставляют причастного формировать в глазах верификатора свой псевдопозитивный образ. Негативные черты характера полностью исключаются: «Воровать? Это ужасно! Я даже скрепку со стола не возьму, поскольку она не моя!» Либо переопределяются в позитивное качество: «Я, наверное, эгоистка! Но для семьи это позитивное качество. Эгоизм для своих, близких – это же хорошо. Вот как тут быть?» Третий вариант – это невозможность ответа на этот вопрос: «Не знаю… Затрудняюсь ответить».
Такие особенности поведения в исследовательской части позволяют верификатору понять базовые механизмы поведения опрашиваемого лица и начать делать первые выводы о нем.
Еще один блок условно нейтральных вопросов – это вопросы, направленные на выяснение того, как человек говорит неправду. Эти вопросы задаются с предварительной установкой: «Так или иначе, мы все иногда говорим неправду. Мы говорим неправду близким людям, чтобы их защитить. Мы лжем иногда по мелочам. Но без этого жизнь невозможна. Ведь так? Мы, естественно, врали в детстве и юности. Иногда нас ловили на лжи. Родители, окружение понимали по нашим невербальным сигналам, что мы говорим неправду. Нас что-то выдавало. Что вас выдавало и выдает, когда вы говорите неправду?»
В этот момент верификатору важно отловить базовый невербальный паттерн лжи. Это может быть изменение телесного паттерна, изменение дыхания, бледность кожных покровов и т. д. И, как правило, непричастный человек рассказывает о том, что его выдает, приводит случаи из жизни.
Причастный человек старается о себе ничего не рассказывать. Ограничивается короткими ответами типа «не знаю», «наверное, то же, что и всех» и т. д. Для верификатора это еще один дополнительный маркер причастности или непричастности опрашиваемого.
Вопрос, выходящий за рамки расследуемого преступления, или симптоматический вопрос. В его основе лежит концепция К. Бакстера, предполагающая, что обследуемый может быть настолько озабочен вопросом, не относящимся к предмету расследования, что не сможет продемонстрировать нужную реакцию на момент проведения исследования. Данный вопрос направлен на выявление возможных обстоятельств, которые на момент проверки могут беспокоить обследуемого больше, чем тема расследования, например совершенное им другое преступление или оставленный дома невыключенным утюг и т. п. Такой вопрос формулируется следующим образом: «В настоящем есть что-то, что беспокоит вас сильнее, чем данное обследование?» или «Вы боитесь, что в момент нашей беседы я могу задать вам какой-либо неожиданный и неприятный для вас вопрос?». В последней формулировке данный вопрос направлен еще и на оценку степени доверия проверяемого лица к верификатору.

В моей практике был случай, когда при расследовании кражи из офиса крупной московской строительной компании, куда меня пригласили для исследования, две женщины вели себя крайне подозрительно. Обе демонстрировали одинаковые невербальные признаки причастности. Мы работали в режиме высокого дефицита времени, когда дорога была каждая минута. Когда в кабинет вошла первая девушка, на вводном этапе опросной беседы она никак не расслаблялась. И, естественно, ей был задан симптоматический вопрос: «В настоящий момент есть что-то, что беспокоит вас сильнее, чем данное исследование?» – «Да, – ответила она. – У меня ребенок в детском саду, и забрать его некому. Я не знаю, сколько все это будет продолжаться». Мы сообщили, что это займет небольшое количество времени, она успокоилась, прошла все наши процедуры, включая исследование с применением полиграфа, и оказалась непричастной. Виноватой оказалась другая девушка, которая противодействовала нам всеми возможными способами. А изначально поведение девушек было очень схожим.

₰           



МОЙ КОММЕНТАРИЙ

А вы шо думали?
Думали, шо нихто не здогадается де брехня, де правда, и никагда не споймает?
Напрасно!
Если кому нада, то, как поётся в настоящей народной песне, как споймает - загнуздает шОлковой гнуздою.
Независимо ни от чего.

Хотя потребность в теории и практике изобличения лжи, впрочем, как и ее массового производства, насущна как никогда.
Дерзайте ныне показать!


Tags: психоанализ, психология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Мой комментарий к записи «Светлая память!» от matveychev_oleg

    Шо ж это он... Совсем ведь молодой... Земля пухом. Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

  • Мой комментарий к записи «Памятники Дзержинскому вместо новой техники» от ukhudshanskiy в…

    Поскольку Дзержинский - польский шлятич, чего мы с ним носимся, как с писаной торбой? Стереть все следы его на нашей земле а вместо него наставить…

  • Не стесняйтесь в выражениях, плиз

    Мой комментарий к записи «О несчастности Украины» от kulik_gr в zampolit_ru Ну и как назвать того гада, который раждённому ползать внушает идеи…

  • Доколе?!!

    США обвинили 10 человек в контрабанде в Россию электроники на $50 млн Большинство из них, по сведениям американских властей, -…

  • За всё спросим!

    Мой комментарий к записи «они говорят - мы не рабы.....» от kitaez19 в zampolit_ru Гнустная клювета! Поцтстрыкательство. Марксизьм тебе нужын,…

  • Новейший Завет Нового Завета

    Мой комментарий к записи «Александр Щипков: Корни идей солидарности и справедливости находятся в… Марксизм - это Новейший Завет Нового Завета!…

  • СВОБОДА ИЛИ СМЕРТЬ

    Мой комментарий к записи «о свободе слова в отдельно взятом журнале. Этом.» от kitaez19 в… Русский язык - это не только тот язык, нормативы…

  • Мы на зависть всем буржуям

    Россия тайно создает замену легендарному самолету АН-2 Появляются новые подробности по поводу того, каким будет новый самолет на…

  • НЕ ТО, НЕ ТАМ И НЕ ТАК

    Мой комментарий к записи «Фахверк неМихаила» от nemihail Шоб я одобрил, тебе надо строиться там, где я щетаю правельным, то ись лично…

promo salatau июль 28, 2013 18:33 10
Buy for 20 tokens
"...Растрэллы ещё будут. Есть кого. Есть кому..." А шо: не?... Русского хлебом не корми, а дай збежать на Запад, хоть там пожить спокойно, без революций и пятилеток, и прочего вставания с колен... Там русскому как-то поспокойнее, он чувствует себя человеком, даже если он чужой и многое потерял.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments