БУЛАТ БОЛОТ (salatau) wrote,
БУЛАТ БОЛОТ
salatau

Николай Рубцов: Я умру в крещенские морозы


Николай Рубцов читает письмо из села Никольского от жены Гали и дочки Лены. Вологда, конец 1960-х годов.
Фото: Николай Александров

Первый месяц года навсегда связан с Николаем Рубцовым. 3 января он родился, 19 января - погиб. За 45 лет, прошедших со дня трагической гибели поэта, опубликовано немало воспоминаний о нем. Но почти все они оставляют какое-то досадное впечатление. Так много случайного, необязательного, а чего-то самого главного не сказано. С разговора об этом начался наш разговор с Еленой Николаевной Рубцовой, дочерью поэта...



[Читать далее...]

Елена Рубцова: ...- Наверное, передать в воспоминаниях главное в человеке слишком трудно. Может быть, даже невозможно. Поэтому, мне кажется, искать моего отца надо не в мемуарах современников, а в его стихах.
Вы живете в Петербурге и, наверное, не часто бываете в родных вологодских краях...
Елена Рубцова: В Вологде я бываю примерно раз в год. Каждый раз езжу на кладбище к отцу, одна или с кем-нибудь из знакомых вологжан. Потом хожу по местам, где отец мог часто бывать. Люблю приходить на площадь к Софийскому собору и бродить по набережной реки Вологды. Вот думаю, и здесь он бродил когда-то, сочинял стихи. Прихожу на улицу Яшина, где он жил последнее время...
И где он погиб...
Елена Рубцова: Да, без трепета в душе даже подойти не могу к этому дому. Хожу-хожу вокруг и думаю: вот если бы он был жив...

Тянет меня к тому месту, где стоит ему памятник на берегу реки. Когда-то там была пристань, место встреч и расставаний. Оттуда мы с мамой, приплыв на пароходе из Тотьмы, шли по набережной к отцу домой летом 1970 года. Это был последний раз, когда я его видела...
Я очень люблю вологжан, своих земляков, но в Вологде мне всегда как-то тревожно. Ищу здесь уединения в каком-нибудь дворике, чтобы тихо посидеть и подумать...
Так же и на Горбачевском кладбище, где похоронен мой дед Михаил Адрианович, отец Николая Михайловича, - всегда как-то тревожно... Давно хочется найти место, где упокоилась моя бабушка Александра Михайловна, мать отца.
Получается, что есть какая-то связь со всеми ушедшими. И каждый на своем месте. А в голове звучит все время мелодия песни на отцовские стихи: "Печальная Вологда дремлет на древней печальной земле..."
Когда, в какой момент вы поняли, что ваш отец - особенный, необычный человек?
Елена Рубцова: Я это поняла, когда мне было шесть лет. Однажды в Никольском на прогулке во дворе детского сада я услышала разговор двух односельчанок. Они говорили у колодца, обсуждали отъезд моего отца. А до этого они, видимо, заметили меня - я стояла у забора садика. Помню, одна говорит: вот у Ленки отец на поэта в Москве учится, а другая поддакивает ей - мол, вот ведь какой. Меня это глубоко задело, и ко мне вдруг пришла мысль: да ведь папа не учится на поэта, а он уже ПОЭТ! То есть он особенный! Я до дрожи это почувствовала тогда внутри себя и очень хорошо этот момент запомнила. Это был 1969 год. С тех пор вот с этим чувством и живу. Кстати, в детстве я очень стеснялась и переживала из-за того, что понимала непохожесть отца на других людей, а значит, его ранимость. Иногда до слез.
А какое стихотворение отца впервые тронуло вас?
Елена Рубцова: "Я люблю, когда шумят березы...", в классе третьем, наверное. А потом еще постепенно и остальные стихи для себя открывала. И до сих пор открываю...
Николай Михайлович часто терпел упреки в том, что у него слишком много грустных и даже очень печальных стихов. Как вы думаете, будь жизнь отца благополучной, сытой и устроенной, его поэзия была бы другой?
Елена Рубцова: Если бы его жизнь сложилась благоустроенно, то он бы все равно ушел от такого существования - в силу своих внутренних переживаний. Ведь родившись в душе поэтом, он и следовал велению Поэзии. Мне кажется, он часто думал об этом: о том, что не Поэзия от нас зависит, а мы зависим от нее.
К вам, очевидно, не редко обращаются люди, которые любят Рубцова. Что они ищут в его поэзии, на что отзываются?
Елена Рубцова: Каждый приходит к поэзии Николая Рубцова по-своему. Чаще всего - через личные переживания. Его стихи так задевают сокровенное в человеке, что после этого хочется сказать: так это же он про меня написал...
Память о вашем отце увековечена и в Вологде, и в Тотьме. Насколько удачны эти памятники?
Елена Рубцова: Пусть будет как есть, памятники хорошие. Памятник он на то и памятник, чтобы память была. Чтобы помнили и знали. Памятники и названия улиц появились, по всей видимости, от любви народа к поэту. А сколько они простоят - никто не знает. Не дай Бог, но, быть может, придет время, когда и названия поменяют, и памятники снесут. А стихи... стихи останутся, когда и мы уйдем.

ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ:



В минуты музыки
(один из рукописных вариантов)

В минуты музыки печальной
Я представляю жёлтый плёс,
И голос женщины прощальный,
И шум порывистых берёз.
И путь без солнца,
путь без веры
Последних птиц
под небом серым,
Над застывающим прудом.
И холодок снежинок первых,
И мрак, нагрянувший потом...
Давно река позарастала,
Давно на плёсе нет следа,
Молчи, скрипач! Пора настала
Забыть о прошлом навсегда.
Но плачут, плачут,
плачут струны,
И снова видится, как сон,
Что я взволнованный и юный,
Что я отчаянно влюблен.
И длится, длится
час прощальный,
И наша воля ни при чём...
В минуты музыки печальной
Не говорите ни о чём.
30/V-1966 г.
николай рубцов - дочке Лене, зима 1965 года



По дрова

Мимо изгороди шаткой,
Мимо разных мест
По дрова спешит лошадка
В Сиперово, в лес.
Дед Мороз идет навстречу.
- Здравствуй!
- Будь здоров!..
Я в стихах увековечу
заготовку дров.
Пахнет елками и снегом,
Бодро дышит грудь,
И лошадка легким бегом
Продолжает путь.
Привезу я дочке Лене
Из лесных даров
Медвежонка на колене,
Кроме воза дров.
Мимо изгороди шаткой,
Мимо разных мест
Вот и въехала лошадка
В Сиперово, в лес.
Нагружу большие сани
Да махну кнутом
И как раз поспею к бане,
С веником притом!


P.S. Как-то Рубцов купил в Москве дочке большую куклу. На Ярославском вокзале бедно одетый поэт с большим чемоданом вызвал подозрения у милиции: "Что в чемодане?"
- Кукла, - ответил Рубцов.
- Как, только кукла?
- Только кукла.
- Откройте.
В чемодане лежала одинокая красавица-кукла.



Tags: musicsvideo, поэзия
Subscribe
promo salatau july 28, 2013 18:33 10
Buy for 20 tokens
"...Растрэллы ещё будут. Есть кого. Есть кому..." А шо: не?... Русского хлебом не корми, а дай збежать на Запад, хоть там пожить спокойно, без революций и пятилеток, и прочего вставания с колен... Там русскому как-то поспокойнее, он чувствует себя человеком, даже если он чужой и многое потерял.…
Comments for this post were disabled by the author