БУЛАТ БОЛОТ (salatau) wrote,
БУЛАТ БОЛОТ
salatau

Category:

«Я сделал то, что делают затравленные люди: ушел в кусты»

Военный, политик и лауреат Нобелевской премии по литературе Уинстон Черчилль регулярно занимает первые строчки в списках величайших британцев всех времен. Между тем на протяжении всей жизни он страдал депрессией, называя ее «черной собакой, которая всегда со мной». Английский психиатр Энтони Сторр утверждал, что в депрессии заключался источник честолюбия Черчилля: с детства лишенный внимания родителей и страдавший от одиночества, он чувствовал потребность добиться всеобщего одобрения. «Мел» рассказывает о непростом детстве одного из ярчайших политиков XX века.


Отец будущего премьер-министра Великобритании лорд Рэндольф Генри Спенсер-Черчилль был потомком одного из старейших английских дворянских родов. Летом 1873 года во время королевской регаты 24-летний лорд познакомился с 19-летней дочерью крупного американского предпринимателя Леонарда Джерома. Свадьбу сыграли 15 апреля 1874 года, после чего лорд Рэндольф и Дженни Джером с головой окунулись в светскую жизнь, состоявшую из званых обедов, скачек и балов.




Родители Уинстона Черчилля — леди Рэндольф Черчилль (в девичестве Дженни Джером) и лорд Рэндольф Генри Спенсер-Черчилль / Фото: ru.wikipedia.org

Молодая американка была так увлечена блеском светских приемов, что не пропускала ни одного даже во время беременности. Леди Рэндольф родила первенца 30 ноября 1874 года во время бала в родовом замке Бленхейм, в комнате, куда гости складывали пальто. В честь деда — седьмого герцога Мальборо — появившийся на свет спустя 7,5 месяцев после свадьбы мальчик получил имя Уинстон Леонард Спенсер Черчилль.
Благодаря аристократическому происхождению, Черчилль с малых лет был окружен роскошью и властью, однако его детство и отрочество не были счастливыми
Лорд Рэндольф был человеком талантливым и остроумным, но вспыльчивым и порой суровым до жестокости. В 1874 году его избрали депутатом от партии консерваторов Вудстока и прочили большое будущее, однако его непоследовательность и чрезмерный эгоизм довольно быстро поставили крест на его политической карьере. Лорд не был способен на проявление теплых чувств и страдал маниакальной депрессией, а игры и скачки занимали его гораздо больше, чем собственный сын.

Его легкомысленную жену, казалось, вообще ничто не интересует кроме бесконечных развлечений высшего общества. Уже через несколько лет после заключения брака супруги стали жить отдельно друг от друга, чтобы всецело предаваться своим капризам. В 1880 году леди Рэндольф родила второго сына, Джона Стрейнджа Черчилля. Биографы предлагают несколько имен его возможного биологического отца, при этом участие лорда Рэндольфа в зачатии младшего брата Уинстона все они считают маловероятным.


Семилетний Черчилль, 1881 год / Фото: en.wikipedia.org

До глубины души раненый родительским равнодушием, Уинстон доверял свои детские секреты кормилице Элизабет Эверест. Ее преданность и забота заменяли мальчику материнскую любовь. Готовя своего подопечного к первой встрече с гувернанткой, миссис Эверест пыталась обучить его азбуке по книге «Чтение без слез». Пособиене оправдало своего названия и стало первым мучительным опытом на пути Уинстона к образованию. Знакомству с гувернанткой мальчик сопротивлялся до последнего.
«Я сделал то, что обычно делают затравленные люди: ушел в кусты», — вспоминал Черчилль этот страшный день
С буквами Уинстон через некоторое время более-менее совладал. Цифры с самого начала вызвали у него отторжение тем, что «вступали между собой в очень запутанные отношения», и до конца обучения математика оставалась для Черчилля пыткой.


Няня юного Уинстона — Элизабет Эверест

В сентябре 1882 года родители отдали Уинстона в пансион Сент Джордж Скул в Эскоте, который мальчик немедленно возненавидел. В школе придерживались традиционных взглядов на преподавание, что означало постоянную зубрежку и наказание розгами за малейшую провинность. Кроме того, рыжему, заикающемуся и вечно голодному мальчику постоянно приходилось терпеть издевки сверстников и замечания учителей. Атмосфера в пансионе казалась семилетнему Уинстону враждебной, он чувствовал себя все более несчастным и одиноким, отчего становился капризнее и непослушнее.
За два года пребывания в Эскоте здоровье Уинстона так сильно ухудшилось, что семейный доктор посоветовал родителям забрать сына из пансиона
В сентябре 1884 года Черчилль перешел в частную школу Брансвик (Brunswick) в Брайтоне, которой управляли сестры Кейт и Шарлотта Томпсон. Этот пансион сильно уступал Сент Джордж Скул в размерах и претенциозности, а благожелательность сестер Томпсон позволила Уинстону восстановить свои моральные и физические силы. Категорически не принимая математику и классические языки (латинский и греческий), Уинстон начал делать успехи в предметах, которые ему действительно нравились. Он увлекался историей и английским, знал наизусть множество стихов, а его любовь к французскому языку впоследствии переросла в некотором роде франкофильство. На третьем году обучения в Брайтоне будущий лидер Великобритании увлекся плаванием и конной ездой.

Несмотря на то, что в семье Черчиллей было принято отдавать наследников в Итонский колледж, родители определили Уинстона в другую престижную частную школу — Хэрроу. Вступительные экзамены обернулись для 12-летнего мальчика полным провалом.

«Экзамены были и впрямь испытанием для меня. Самые милые учительскому сердцу предметы неизменно оставляли меня равнодушным. Я бы предпочел, чтобы меня погоняли по истории, поэзии, усадили за написание эссе. Экзаменаторы же ставили превыше всего латынь и математику, — писал Черчилль. — Я горел желанием выложить свои знания, а меня правдами и неправдами пытались уличить в невежестве».

Уинстон смог написать на листке только свое имя и поставить несколько клякс. В Хэрроу его все-таки взяли, но определили в низшую группу младшего класса. Лорд Рэндольф был очень недоволен таким результатом, а Уинстон видел в этом преимущество: в отличие от «умников», его класс вместо бесполезных латинского и греческого языков усиленно штудировал английский. Общая успеваемость будущего политика продолжала оставаться низкой, преподаватели постоянно отмечали его рассеянность, опоздания и нарушения дисциплины.

Изначально лорд Рэндольф мечтал, чтобы его сын занимался юриспруденцией, однако из-за низких оценок Уинстона считал его недостаточно способным. Альтернативной карьерой для аристократа было военное дело, тем более что мальчик все детство провел в воображаемых сражениях со своими оловянными солдатиками. Но даже искренний интерес к военному искусству не мог облегчить Уинстону сдачу экзаменов. В декабре 1892 года, после двух неудачных попыток сына пройти вступительные испытания в Королевскую военную академию в Сэндхерсте, лорд Рандольф забрал Уинстона из Хэрроу и направил на курсы капитана Джеймса. Его коллеги в ускоренном темпе натаскивали учеников на все возможные вопросы, которые могут задать экзаменаторы. Считалось, что после такой муштры не поступить может только полный идиот.

Почувствовать на себе чудодейственный метод капитана Джеймса Черчиллю так и не довелось. На зимних каникулах он прыгнул с 9-метрового моста, рассчитывая спуститься на землю по веткам ближайшей сосны, но не рассчитал расстояние и упал на землю. Юноша получил тяжелые повреждения, три дня пролежал без сознания и три месяца был прикован к кровати. На полное выздоровление ушел год.
В это время, прислушиваясь к разговорам многочисленных гостей своего отца, Уинстон живо заинтересовался политикой
Как только ему стало лучше, он начал при каждой возможности посещать заседания палаты общин. Летом 1893 года Черчилль все-таки поступил в Сэндхерст. На экзамене его спрашивали по пяти предметам: математике, латыни, английскому, французскому и химии, — и низкая общая оценка позволяла ему стать курсантом-кавалеристом. Лорд Рэндольф снова разозлился, поскольку хотел устроить сына в корпус королевских стрелков, но Уинстон был рад, что ему придется работать с лошадьми.

За 1,5 года в военной академии Черчилль заметно подтянул свою успеваемость и поднялся в рейтинге учеников. В феврале 1895 он сдал выпускной экзамен и получил чин младшего лейтенанта. Его зачислили в 4-й гусарский полк её королевского величества.


Черчилль в военной форме, 1895 год / Фото: en.wikipedia.org

Началу взрослой жизни Черчилля предшествовала тяжелая утрата. В январе 1895 года в возрасте 45 лет скончался его отец. Собственными руками разрушив свою политическую карьеру на ее пике, больной сифилисом лорд Рэндольф последние годы своей жизни провел в путешествиях и на светских приемах, по-прежнему мало времени уделяя сыну. Несмотря на это, Черчилль глубоко уважал своего отца и всегда вспоминал о нем как о человеке, который сформировал его политические взгляды.





Черчилль - это тот тип, который...

Воспроизведу-ка я нечто типа свой старый пост, да и комментарии к некоторым другим:
Как нужно скрывать правду и при этом выглядеть столпом истины

Кто напал на СССР 22 июня 1941 г.

Черчилль и портрет Сталина В поддержку темы



Вначале - фрагмент сообщения, изложенного в свое время компетентной фигурой американской политики в узком кругу сотрудников:

После падения Франции в 1940 г. Англия в одиночестве противостояла Германии.
Черчилль знал, что Англия не имеет шанса сама одержать победу в войне с Германией. Он знал, что если Германия сконцентрирует свои силы на борьбе с Англией, последняя будет разбита.
Всё, что ему оставалось делать - это затягивать время, искать союзников и создавать второй фронт. Он хотел, чтобы его союзниками стали две страны - Соединенные Штаты и Советы.
Но для Советов, которые сотрудничали тогда с Германией, было бы слишком опасным идти на риск войны с Гитлером. Вот почему Черчилль оказался перед необходимостью сделать так, чтобы Гитлер сам объявил войну Советам (подчеркнуто salatau).
Для осуществления этой идеи Черчилль решил использовать британскую разведку.
Конечно, в открытую он не мог вступить в сделку с нацистами.
Черчилль не мог позволить, чтобы весь мир узнал о его переговорах с ними, хотя он и не собирался вести с ними такие переговоры, ибо открытые переговоры могли закончиться только капитуляцией Англии.
Между тем британская разведка в Германии установила контакт с Рудольфом Гессом и с его помощью нашла выход на самого Гитлера. Гессу было сказано, что если Германия объявит войну Советам, Англия прекратит военные действия.
Гесс убедил Гитлера, что всему этому можно верить, и немцы начали подготовку к войне против Советов. Так без лишнего шума Гитлер оказался втянутым в деловые отношения с Англией.
черчилльС тем, чтобы завершить переговоры, Гесс потребовал прислать ему подписанное лично Черчиллем приглашение посетить Англию для личных встреч. Британская разведка сфабриковала приглашение за подписью Черчилля и переправила его Гессу.
Гесс оказался в Шотландии[1] после своего тайного перелета и получил возможность встретиться с английскими официальными лицами. Гесс заявил, что Гитлер нападет на Россию. Ему же в ответ было сказано, что Англия свою часть договоренности также выполнит. Были сделаны записи этой встречи, которые затем были переправлены в Москву.
Советская разведка подтвердила в своих донесениях факт немецких приготовлений к нападению на Советы.
Для немцев же к этому времени было уже невозможно давать задний ход. “Кот удрал из мешка”. Война началась. Гитлера обманным путем вынудили объявить войну России. Английская разведка одержала победу[2].


Эту информацию известный деятель США Аллен Даллес преподносит весной 1948 года в речи перед закрытой аудиторией сторонников республиканской партии.

Процитированный документ ставит определенные гносеологические акценты и проблемы, как конкретного (например, в отношение образа У.Черчилля, которого часто ставят в качестве положительного примера по целому ряду случаев), так и теоретического характера.
Мы видим, что высокопоставленный компетентный разведчик США выступает в узком кругу профессионального сообщества и фактически, притом доказательно, едва ли не прямо указывает на У.Черчилля как виновника и инициатора нападения Гитлера на СССР, что явно противоречит укорененным у нас стереотипам о виновниках нападения на СССР.
Но не так-то легко перевернуть в восприятии масс устоявшиеся стереотипы, или, как теперь уточняют, симулякры.
Так как же всё было на самом деле? Как узнать, как проверить? И, самое важное: как восстановить подлинный смысл?
Информационная проблема вообще и в частности состоит в том, что в информации, поступающей к субъекту или исходящей от него, всегда наличествует несколько пластов смысла:

прямой;

скрытый;

явный;

неявный;

обнаруженный;

незамеченный;

вкладываемый источником по своему разумению и воле;

получающийся у источника независимо от его воли;

воспринимаемый субъектом прямо;

воздействующий на субъект косвенно;

дефолтный – по умолчанию, т.е. никто ничего не передает, никто ничего не воспринимает, но информация, скажем, как пласт смысла, образуемый всей совокупностью действующих обстоятельств, тем не менее поступает довольно активно: «Чапай думает» (находится в контакте со всей вселенной, медитирует);

а также можно добавить многочисленные иные различные нюансы функционирования информации:

физический,

химический,

электрический,

психический,

виртуальный,

кванторный,

имиджный,

первичный,

вторичный,

горячий,

устаревший,

временной,

житейский и т.д. аспекты;

источники,

каналы,

носители,

хранители,

деформаторы,

восстановители,

проводники,

адаптеры,

аннигиляторы,

заменители

и много чего ещё.

Если спросить у иного творца информации, что он имел в виду, выдавая ее в мир, сознательно или целенаправленно, то в ответе мы получаем одно, а в результате ее распространения мы всегда получим нечто иное, неизвестное и подчас мало предсказуемое ввиду того, что время и место получения информации непременно воздействуют на нее.
Ибо часто автор, несущий здесь и теперь информацию – не она сама и не ее прямой канал, а косвенный канал для иных ее источников, канал «втёмную».
Впрочем, многие аспекты присутствуют всегда и диалектически переплетаются.
В связи с этим ожидание адекватного восприятия «прямого» смысла информации подчас весьма недальновидно: следует хорошенько подумать, в каком виде изложенная мысль окажется понятой адекватно – в виде ли логических суждений или четких политических программ, в виде ли притч, частушек, орнаментов, образов, намеков или даже прямого, в расчете на локальные особенности восприятия, искажения ее.
Практически любая информация, даже самая вежливая и доброжелательная, особенно в дискуссиях, является информационной агрессией, а нередко вообще облекает самоё себя в статус абсолютной правоты, высшей справедливости, искренней жертвенности, савонаролизма...
И тут забывают о существе дела и попадаются на крючок эмоций.
Автором сообщения практически всегда становится и является не источник информации, а подчас неожиданный приёмник, неявный пользователь; его ее освоение, а то и понимание и есть сама информация любого происхождения в ее стопроцентной адекватности. Если адекватность автора информации маесимально совпадает с адекватностью источника и не всегда определяемого заказчика, то наступает идеальная ситуация.
Но не забудем и «агностицизм» И.Канта: мир вещей непостижим, скрыт, нам открываются в некоторой степени лишь наши, то есть содержащиеся в нашем Я, формы восприятия вещей.
Разумеется, имеются достаточно разработанные средства ментальной защиты от эгрегора, от многоканальных индоктринаций, от информационной агрессии, часто вроде бы незаметной, тихой такой, ползучей.
Например, вместо обсуждения существа дела перевести вопрос на порядок / стиль / язык / этикет его обсуждения (в этом смысле теперь модно говорить о политкорректности), выразить непонимание, независимо от уяснения существа дела принять озабоченную позу и вежливо, но жёстко спросить:
«О чём Вы?»
«Вы что-то хотели спросить?[3]»
Истина, считают представители современной американской философии, - прежде всего в пользе для ее искателя, а не только в методологическом принуждении к соблюдению определенных правил ее поиска. Но в нашей стране такое ее понимание приживается с трудом, истина нам нужна одна, раз и навсегда данная, и без всяких там аспектов…
--------------------------------------------------------------------------------
[1] 10 мая 1941 г.
[2] Allen Dalles Papers. Box 34. Memo «Politics». Folder 1948. Re: Dewey, Thomas E. / Princeton University. Seely G. Mudd Library. - Цит. по: Даллес А. О политике / Вст. ст., пер. и комм. В. Л. Малькова // Вопросы истории. — 1998. — № 4. — С. 91—108. с.96.
[3] Чапек К. ДВЕНАДЦАТЬ ПРИЁМОВ ЛИТЕРАТУРНОЙ ПОЛЕМИКИ ИЛИ ПОСОБИЕ ПО ГАЗЕТНЫМ ДИСКУССИЯМ // http://lib.ru/SOCFANT/CHAPEK/gazeta.txt

См. также:
1. Операция "Невообразимо": Черчилль хотел мобилизовать побежденных гитлеровцев и изгнать русские войска из Восточной Европы.
2. Что такое "План Даллеса" (плюс небольшой комментарий) и прочие подробности ЗДЕСЬ (кликабельно)
3. Демагогия, или Умение вести дискуссию.
4. А.А.Ивин: Истина к логике не имеет никакого отношения. Беседа с редактором ПостНауки


Спасибо за наводку storonnik69у!

Так что тов. Черчиль - птица такого полёта, подстрелить которую нужно было ещё на уровне птеродактилей.



Tags: черчилль
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo salatau july 28, 2013 18:33 10
Buy for 20 tokens
"...Растрэллы ещё будут. Есть кого. Есть кому..." А шо: не?... Русского хлебом не корми, а дай збежать на Запад, хоть там пожить спокойно, без революций и пятилеток, и прочего вставания с колен... Там русскому как-то поспокойнее, он чувствует себя человеком, даже если он чужой и многое потерял.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments