БУЛАТ БОЛОТ (salatau) wrote,
БУЛАТ БОЛОТ
salatau

"Я был секретным сотрудником НКВД и перед уходом Красной Армии из города получил задание"

История Руси
Г. Алехин
БЕЛЫЕ ПЯТНА НАСИЛЬСТВЕННОЙ ВЫДАЧИ

… Пока еще далеко не все ясно в тех событиях полувековой давности, что явно обусловлено нежеланием заинтересованных лиц поставить все точки над «i» в деле насильственных репатриаций 1945-47 годов.
Задачей настоящей статьи явилась попытка ее автора разобраться в некоторых моментах выдачи, которые вызывают и по сию пору дискуссии между историками, а также, желание более подробно осветить малоизвестные нынешнему поколению русских людей исторические факты.
Прежде всего, необходимо определить статус военнослужащих казачьих формирований, которые после капитуляции Германии добровольно сдались в плен частям британской армии. Ведь многие авторы, да и сами жертвы выдачи, порой проявляют сущее невежество, когда пишут о том, что де казаков злодейски предали "союзники". Да, действительно, они были официальными союзниками в Великую Войну 1914-18 годов и в Гражданскую (в ноябре 1919 года король Великобритании Георг 5-й наградил генерал-лейтенанта А.Г.Шкуро высшим военным орденом - Бани, за его выдающиеся заслуги в борьбе с большевизмом), однако, во 2-ю Мировую войну британцы были союзниками СССР, и все их действия основывались на межсоюзных обязательствах. Подписанное же в Ялте 11 февраля 1945 года межсоюзное соглашение "О репатриации советских граждан", напрочь, лишало возможности политического убежища всех без исключения подданных СССР, которые покинули родные края вместе с отступавшими на Запад немецкими частями. Тем не менее, некоторые английские военачальники были поначалу настроены вполне дружелюбно. Так, отвечая на вопрос генерал-майора Л.В.Васильева, считает ли он казаков военнопленными, начальник 78-й дивизии генерал-майор Р.К.Арбатнот заявил следующее: "Нет, военнопленными мы считаем тех, кого взяли в бою с оружием в руках. А вас я считаю лишь добровольно передавшимися" (1).Однако, несмотря на подобные заверения, все казачьи части были британцами разоружены и размещены в лагерях на положении военнопленных.
В английской оккупационной зоне находились два самых крупных казачьих формирования: 15-й Казачий Кавалерий-ский Корпус (15.К.К.К.) Походного Атамана генерал-лейтенанта Гельмута фон Паннвица и Казачий Стан Походного Атамана генерал-майора Т.И.Доманова. Следует подчеркнуть, что если 15.К.К.К. был чисто воинским соединением численностью до 45.000 человек, то Казачий Стан (иногда именуемый Походным) состоял как из беженских станиц, так и из казачьих полков, которые составляли 1-й Казачий Корпус Походного Атамана. По мнению очевидца, эти полки "не представляли войска в смысле требования нашего времени. Это был табор в разных формах одежды, частью в гражданской; на повозках везлась рухлядь, тут же были свиньи и овцы" (2). По английским данным, в Казачьем Стане было около 21.500 человек: 15.000 - мужчин, 4.000 - женщин и 2.500 детей (3). Однако, по мнению А.К.Ленивова, его численность на 23 мая 1945 года составляла 40.325 человек (4).
Необходимо учесть, что много казаков, в виде отдельных сотен, эскадронов, рот, взводов и команд, а также мелких групп и одиночек, находились как в различных немецких частях, так и в РОА. Тысячи казаков были разбросаны по территории Австрии и Германии, где они работали в различных немецких учреждениях, на фабриках, в строительной организации "ТОДТ", на сельскохозяйственных работах у крестьян и т.п. Всего же в 1945 году, ко времени окончания войны, в Германии и Австрии, а также частично во Франции, Италии, Чехословакии и других странах Западной Европы, по данным Главного Управления Казачьих Войск, находилось до 110.000 казаков (5). Впрочем, по официальной статистике союзников, подтвержденной ООН, в начале мая 1945 года численность казачьих формирований с их семьями достигала примерно 350.000 человек (6).
Разыгравшаяся вскоре казачья трагедия, которую многие неверно именуют "Лиенцевской", происходила в Южной Австрии, в провинции Кернтен (Коринтия), но в двух районах, отстоящих примерно в 120 км один от другого.
Группа, возглавляемая Походным Атаманом Домановым... по указанию английского командования, расположилась на реке Драве, между городами Лиенцем и Обердраубургом. (...).
Лиенц являлся военно-административным пунктом этого района. В нем помещалась английская комендатура и Штаб Походного Атамана. Вблизи этого города находился лагерь Пеггец, в котором 1-го июня разыгрались кровавые события, связанные с насильственной выдачей казаков и их семейств. Восточнее Лиенца, по обоим берегам Дравы стали казачьи станицы и воинские части, которые и были вывезены для выдачи из мест их расположения. Из самого г. Лиенца были вывезены... офицеры и чиновники, во главе с генералом П.Н.Красновым а также Штаб Походного Атамана и чины команд, стоявших в городе" (7). Более подробная дислокация строевых частей и беженских станиц была такова: "В ближайших окрестностях Лиенца, в долине, называемой Цустерталь, располагалось Казачье юнкерское училище, Войсковая казачья учебная команда, атаманский казачий конвойный конный полк в составе 4-х сотен.
Все казачьи строевые части, Ведомства, Управления, различные вспомогательные учреждения, лазареты и Войсковые мастерские были размещены также рядом с Лиенцем, в направлении на г. Обер-Драубург. На 2-м километре от Лиенца стоял Казачий конный жандармский дивизион; на 3-м - Войсковые мастерские; на 4-м - казачий обозный батальон; на 5-м - Казачий Отдел Военных Снабжений; на 6-м - Казачье Военно-Санитарное Управление и Епархиальное Ведомство; на 7-м - Казачья продовольственная база и английское интендантство для казаков; на 8-м и далее по 16-й км были расположены казачьи строевые части. На 16-м км стоял Штаб 1-й Казачьей пешей бригады. Общая протяженность казачьих строевых частей составляла 19 км. В обширном лагере Пеггец, находившемся на левом берегу Дравы в 3-х км от Лиенца, расположились беженские станицы" (8). Таким образом, район дислокации Казачьего Стана, "находился примерно в 30 км западнее г. Шпиталя, километров 70 чуть северо-восточнее его, в районе села Альтгофен находились части Казачьего Корпуса... Отсюда до Клагенфурта, лежащего южнее, было около 25 км" (9).
Из этого района был выдан Командир корпуса генерал-лейтенант фон Паннвиц, его штаб, казаки и офицеры частей корпуса. Части 15.K.K.K. находись "севернее г. Клагенфурта: 1-я Казачья дивизия в районе Фельдкирхена, остальные в ра-йоне Альтгофен-Неймаркт" (10). Таким образом, выдачу в районе Лиенца на реке Драве "народная молва наименовала ЛИЕНЦКАЯ ТРАГЕДИЯ", ну, а репатриацию казаков 15.К.К.К. "правильнее всего было бы именовать ТРАГЕДИЕЙ АЛЬТГОФЕНА" (11). Помимо этого, существовали и другие места дислокации казаков, откуда также происходили выдачи, как то: поселки Вайтенсфельд и Глейсдорф (Австрия), лагеря в г. Монпелье и около ж/д станции Верне д'Арьеж (Франция), Торенто, Ричионе и Римини (Италия), Мантенхофен (Герма-ния) и многие другие. Следует отметить, что в этом же районе, где был сосредоточен Казачий Стан, примерно в 20 км от него находились чины горских частей Ваффен-СС: Се-верокавказский и Грузинский полки под командованием СС штандартенфюреров Кучука Улагая и князя П.Цулукидзе. Из них в апреле 1945 года планировалось сформировать Горскую (Кавказскую) дивизию. По словам Н.Н.Краснова, это была "распущенная орда, прекрасно вооруженная автоматами, в немецких формах, говорившая на "17-ти кавказских наречиях", прошедшая огонь, воду и медные трубы в дни усми-рения знаменитого варшавского восстания. (...) Они занимались грабежом и бандитизмом на больших дорогах. Они наси-ловали женщин и жгли селения. Их безобразия бросали пятно и на тех, кто честно и по-солдатски пришел исполнять свой долг, на тех, кто шел бороться с коммунизмом" (12).
Выдача проходила по заранее разработанному английским командованием плану. Под предлогом поездки на конференцию, предметом которой была бы тема "Общая военно-политическая обстановка и военнопленные казаки" или же на "совещание" в британский штаб, все генералы и офицеры Казачьего Стана и кавказских частей были отделены от горцев и казаков. Тех, кто поначалу этому противился, успокоили сообщением о том, что там будет присутствовать фельдмаршал Гарольд Александер, которого многие считали своим союзником. Существует мнение генерал-майора И.А.Полякова о том, что офицеры не были приглашены на "совещание" и что подобное сообщение "не соответствует истине. Прежде всего, всякое совещание обычно подразумевает участие таких людей, примерно, одного ранга. Здесь же, с одной стороны фигурировал, якобы, английский генерал, а с другой - свыше двух тысяч офицеров, почти все далеко ниже его рангом. Мало того, - как можно совещаться при наличии нескольких тысяч человек? Офицера приглашались на "сообщение" английского генерала, т. е. последний желает им что-то сообщить, что-то передать, о чем-то их информировать" (13). Вероятнее всего, такая точка зрения соответствует истине, если предположить, что распоряжение англичан о поездке было неверно переведено на русский язык.
В связи с этим вышел приказ Доманова об обязательном выезде на "сообщение" 2756 человек. В этот список было включено: 35 генералов, 167 полковников, 283 войсковых старшины, 375 есаулов, 460 подъесаулов, 526 сотников, 756 хорунжих, 124 военных чиновника, 15 медиков, 2 военных священника, 2 капельмейстера, 5 офицеров связи РОА, 2 переводчика и 2 фотографа. Однако, явилось и было погружено в транспорт 2201, а по другим данным 2461 человек. Их отвезли в г. Шпиталь и заточили в строго охраняемом лагере.
Немного ранее - 26 мая 1945 года - генерал фон Паннвиц со своим штабом и казаками, при нем находившимися, был арестован в селе Мюллен, в котором он вместе со своими подчиненными жил в здании бывшей школы. В близлежащих селах "Хаммерль, Санфайт и Мюльцдорф были расквартированы казаки конвоя командира корпуса и штабные команды" (14). Очевидно, что фон Паннвиц был в тот же день передан советской стороне в г. Юденбурге, а 30 мая его вместе с другими казачьими генералами и офицерами перевезли в Грац, а на следующий день в Баден под Веной. Оттуда, всех прибывших с ним отправили в Москву, а сам он был 3 июня вывезен из Бадена, но куда, до сих пор не удалось выяснить.
По имеющимся неопровержимым данным, он опять ока-зался в руках англичан. Надо полагать, это случилось потому, что он был взят в плен на территории английской оккупации и являлся военнопленным английской армии.
Известно, что его допрашивали в Триесте и в других местах; что допрашивал его следователь по делам о военных преступлениях, советский майор войск МВД Серов-Серин-Мещеряков (это одно и то же лицо). Одновременно его допрашивали и югославские (титовские) следователи.
Известно также, что с 5 по 8 июня его... допрашивала комиссия о военных преступниках в Главной квартире следователя Британской оккупационной зоны. С 8 на 9 июня он ночевал в Штейере, в квартире С1С этого района, а 10 июня группой английских офицеров и солдат, в сопровождении американских офицеров, был доставлен на машине в Эннс. На этой станции он был посажен в поезд, который увозил в Советский Союз казаков и немецких солдат" (15). По некото-рым сведениям, фон Паннвиц мог остаться в английском плену, но он отказался и добровольно предпочел быть выданным в СССР, при этом, якобы, сказав следующее: "Я делил с казаками хорошее время. Теперь я хочу делить с ними плохое. Я заключил с ними дружбу на жизнь и на смерть. Может быть, я смогу облегчить их ужасную участь, взяв часть приписываемой им вины на себя" (16).
Не менее интересным моментом является выдача инспек-тора резервов Казачьих Войск генерал-лейтенанта А.Г.Шкуро. Так, по свидетельству переводчицы лагеря Пеггец О.Д.Ротовой, вечером 26 мая "Шкуро был приглашен на ужин к Походному атаману генералу Доманову.
Генерал Соламахин, будучи начальником штаба Походного атамана, никогда на такие ужины не приглашался, хотя его комната была напротив домановской.
В 3 часа утра 27 мая к ним в комнату ввалился Шкуро, сел на кровать и заплакал.
- Предал меня ... Доманов, - восклицал он. - Пригласил, напоил и предал. Сейчас придут англичане, арестуют меня и передадут советам. Меня, Шкуро, передадут советам...
Он бил себя в грудь, и слезы градом лились из его глаз.
В 6 часов утра он был увезен двумя английскими офицерами" (17). На следующий день, 28 мая, он оказался вместе с другими казачьими офицерами в г. Шпитале. По некоторым сведениям, "Шкуро сорвал с себя британский орден и бросил его под ноги английскому офицеру. Он требовал оружия, не желая отдаться живым в советские руки" (18).
По мнению генерал-майора В.Г.Науменко, "загадкой является ... важное обстоятельство: почему он, не имея прямого отношения к Казачьему Стану, оказался в эти трагические дни в Лиенце?" (19). Однако, существуют данные о том, что 6 мая 1945 года Шкуро прибыл в итальянское местечко Кетчах, в котором в это время находился штаб Казачьего Стана и предъявил приказ главнокомандующего войсками СС на Адриатическом побережье СС обергруппенфюрера Адило Глобочника, который сообщал в нем о том, что Доманова за неисполнение приказа о наступлении он отстраняет от должности Походного Атамана, предает его военно-полевому суду и "вверяет "Казачий Стан" генералу Шкуро" (20). Но этот приказ уже не имел силы, поскольку Глобочник прекратил борьбу и отбыл с фронта. Интересно, что данный случай довольно своеобразно описывает Ленивов: "...15 мая казачья группа под командованием генерала Шкуро (очевидно, имеется ввиду боевая группа "Волчий отряд" под командованием полк. Кравченко, которую Шкуро сформировал в марте 1945 года из казачьего резерва - А.Г.), идя на соединение с Казачьим Станом, около г. Юденбурга столкнулась с коммунистическими войсками. В разыгравшемся тяжелом сражении казаки понесли тяжелые потери, но прорвались в расположение английских войск. Прибыв в расположение Казачьего Стана, генерал Шкуро не счел нужным нанести визит генералу Т.И.Доманову, что не находило объяснения. Однако, уже на следующий день прояснились претензии ген. Шкуро к ген. Доманову. Он объявил, что последний должен передать ему, Шкуро, в подчинение Казачий Стан в полном составе. Основанием служил приказ CС обергруппенфюрера Бергера. Это был план, разработанный Власовым и его сподвижниками по приобщению казаков в лоно РОА. Однако ультиматум генерала Шкуро пришелся не по душе англичанам - и Шкуро был арестован" (21). Хотя такое толкование этого события не только не соответствует исторической истине, но и противоречит здравому смыслу, тем не менее оно еще раз подтверждает факт: хотя бы косвенное отношение к Казачьему Стану Шкуро все же имел, а стало быть мог оказаться в его расположении.
Но не являлось ли вышеописанное приглашение на ужин всего лишь хитрой ловушкой со стороны Доманова? Ведь уже в Шпитале стало известно, что он знал о выдаче заранее (22). Не исключено, что он скрывал это от других из-за того, что сотрудничал с британцами, видимо, надеясь на то, что его-то уж точно не выдадут. Некоторые авторы намекают на то, что он являлся советским агентом, при этом, ссылаясь на факт, что Походным Атаманом Доманов стал благодаря трагической и таинственной гибели ранее занимавшего эту должность полковника С.В.Павлова, который, согласно заключению СД, был убит своим личным адъютантом - сотником Богачевым, а по другой версии - белорусским полицейским. В связи с этим необходимо привести отрывок из показаний Доманова, которые он дал 20 июля 1945 года в Главном Управлении контрразведки СМЕРШ:
"ВОПРОС: Вы служили в Белой армии?
ОТВЕТ: Да, с 1918 по 1920. в армии Деникина, в чине сотника казачьих войск. Потом жил на Кавказе, служил на административно-хозяйственных должностях в различных учреждениях. После оккупации остался в городе.
ВОПРОС: С какой целью?
ОТВЕТ: Я был секретным сотрудником НКВД и перед уходом Красной Армии из города получил задание от заместителя начальника горотдела НКВД - остаться в тылу немецких войск, выявлять предателей и уничтожать наиболее видных оккупантов" (23).

Tags: #russians, вов, знать понимать уметь, чтение, чтобы помнили
Subscribe
promo salatau july 28, 2013 18:33 10
Buy for 20 tokens
"...Растрэллы ещё будут. Есть кого. Есть кому..." А шо: не?... Русского хлебом не корми, а дай збежать на Запад, хоть там пожить спокойно, без революций и пятилеток, и прочего вставания с колен... Там русскому как-то поспокойнее, он чувствует себя человеком, даже если он чужой и многое потерял.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments