БУЛАТ БОЛОТ (salatau) wrote,
БУЛАТ БОЛОТ
salatau

Categories:

Америка, Америка...

Условия формирования и основные принципы американского национального менталитета (раньше бы, наверное, сказали – мировоззрения) были хорошо исследованы нашими академическими учеными ещё в период СССР, но почему-то никто не отнёсся к этим убедительным констатациям серьёзно, поскольку воз и ныне там. Почему так? Наверное, потому же, почему распался СССР, а его офицозные хранители первыми рванули отрекаться и показывать свое, наконец-то истинное лицо… Истинное ли? Не ждут ли очередной перестройки и гласности, чтобы снова отречься и вновь сдаться истинному хозяину, которому и служат, втайне надеясь, что тот заметит и приголубит лакомым кусочком приобщения к истинной цивилизации, ибо лапотная своя наосточертела?...
Потому, видимо, и не торопятся применять реальные и убедительные и вполне доступные знания на деле.
Предлагаю фрагмент работы, которая не потеряла своей значимости и тридцать лет спустя.
Там всё ясно написано, если читать.


Условия колонизации Америки и ее последующего освоения действительно воспитывали в американцах такие качества, как практическая сметка, строгость и трезвость расчета и т. п., которые были особенно важны на фронтире. Специфика становления американской нации и развития американского капитализма также способствовали распространению среди американцев «эмпирического» подхода к реальности, что нашло отражение почти во всех сферах национальной культуры. Но те же самые условия, равно как и особенности развития американского капитализма, служили объективными предпосылками формирования утопического сознания в американском обществе. Представления о неисчерпаемых богатствах нового континента, об отсутствии жестких препон на пути проявле­ния частной инициативы, о религиозной, экономической и политической свободе, как и сложившиеся с течением времени концепции «явного предначертания» и «американской исключительности», служили благодатной почвой для проявления волюнтаризма в теории и на практике, для развития социологического воображения и формирования проектов, в которых нередко содержалась изрядная доля утопизма, и где смелость легко переходила в авантюризм. Казалось, нет на этой земле ничего невозможного и любая мечта может стать явью, любое «сопротивление» объек­тивной реальности можно преодолеть, если взяться за де­ло с должной энергией и верой в собственные силы. Так рождалась «американская мечта», так формировалось американское утопическое сознание и складывалась американская социальная утопия... (Баталов Э.Я. Социальная утопия и утопическое сознание в США. — М.: Наука, 1982, с. 4 - 5).

...Бурхаз Скиннер — известный американский психолог и социолог, профессор Гарвардского университета. Его утопический роман «Уолден-два», опубликованный еще в 1948 г., давно признан в Америке классическим, точно так же как его взгляды — классическим выражением современной технократической идеологии в ее бихевиористском варианте.
«,,Уолден-два“ — это, конечно, научная фантастика,— писал Скиннер много лет спустя после его опубликования.— Я не хотел сказать: „вот путь, которым надлежит следовать“ Я просто хотел описать одну из возможных куль­тур, основанную на принципах бихевиоризма. И книга ка­жется мне не такой уж плохой догадкой. Она была напи­сана почти тридцать лет назад и думается, что сегодня она более современна, чем когда-либо раньше» (Skinner В. F. Comment on Watt’s “B.F.Scinner and the Technological Control of Social Behaviour”. – The American Political Science Review, v. LXIX, March 1975, v. 1, p. 228. Книга Скиннера действительно продолжает пользоваться успехом. В 1970 г. она вышла в США восемнадцатым изданием).
Роман Скиннера повествует о жизни воображаемой утопической общины, насчитывающей примерно тысячу членов. Тысяча здоровых, радостных, счастливых, умирот­воренных людей живет — автор подчеркивает это — не на необитаемом острове и не в XXI в., а в условиях послевоенной Америки со всеми ее противоречиями и пробле­мами, относительно которых американский психолог высказывается подчас весьма критически.
Это обстоятельство имеет существенное значение для Скиннера, пришедшего в конце 40-х годов к выводу, который много лет спустя (и на совершенно иной основе) провозгласили левые радикалы: утопии пришел конец — то, что раньше считалось утопией, сегодня становится вполне осуществимым. «...Счастливая жизнь ждет нас,— восклицает основатель коммуны Фрезер,— здесь и теперь! Мне кажется, будто я слышу вдали дробь барабанов Армии Спасения. Уже сейчас, в этот самый момент, мы распола­
гаем необходимой техникой, чтобы обеспечить полную и удовлетворительную жизнь для каждого» ( Skinner В. F. Walden Two. Totonto, 1970, p. 193).

Нечто подобное мы слышали позднее от «критических» философов и социологов, которые, однако, тут же добавляли, что при наличии необходимых технических предпосылок еще не созрели политические условия для реализации утопии. Однако для Скиннера таких препятствий не существует. Традиционное представление, что люди могут достичь счастливой жизни посредством политических преобразований, утверждает автор «Уолдена-два» устами Фрезера, это величайшее заблуждение. «Политические меры не приносили никакой пользы в деле создания лучшего мира и людям доброй воли было бы лучше как можно скорее обратиться к другим средствам» (Ibid., p. 14). К каким же
именно? К науке, отвечает Фрезер-Скиннер, точнее — к психологии, а еще точнее — к бихевиоризму. С помощью «технологии поведения», основанной на принципах бихе­виоризма, говорит Скиннер, можно добиться того, чего им когда не даст политика.
Скиннер-Фрезер разъясняет, что так называемый принцип «позитивного подкрепления», разработанный бихевиоризмом, позволяет легко и просто решать преблемы, над которыми утописты прошлого бились не одну сотню лет. «События, которые могут произойти с нами,—разъясняет он,- подразделяются на три категории. По отношению к одним мы безразличны. Другие нам нравятся — нам хочется, чтобы они произошли, и мы предпринимаем усилия, чтобы они повторились. Третьи нам не нравятся — мы не хотим,
чтобы они произошли, и предпринимаем усилия, чтобы избавиться от них или предотвратить их повторение... Если в нашей власти создать любую из ситуаций, которая нравится человеку, или устранить любую из ситуаций, которая ему не нравится, мы можем контролировать его поведение. Когда он ведет себя так, как нам хочется, мы просто создаем ситуацию, которая ему нравится, или устраняем ситуацию, которая ему не нравится. В результате вероятность того, что он будет вести себя подобным образом снова, возрастает, а это как раз то, что нам нужно.
Технически это именуется «позитивным подкреплением» (Ibid., p. 259, 260).
На основе этого «позитивного подкрепления» и строится жизнь в «Уолдене-два». В общине отсутствует внешнее принуждение: нет ни армии, ни полиции, ни судов, ни тюрем, ни надзирателей. Существует кодекс поведения, разработанный в соответствии с «принципом подкрепления», которому охотно подчиняются все члены общины. Но кодекс — это в основном для новых членов, прибывающих со стороны. А те, кто рождается в утопической общине, с момента своего появления на свет попадают в руки психологов, которые воспитывают младенцев по всем правилам «технологии поведения», заботясь о том, чтобы и теперь и в будущем они не только делали то, что им нравится, но чтобы им нравилось только то, что должно нравиться. В качестве полномочных арбитров выступают все те же «инженеры поведения», образующие «коллегию планировщиков».
«Наше единственное правительство,— поясняет Фрезер,— это коллегия планировщиков... Название восходит к тем дням, когда Уолден-два существовал еще только на бумаге. Имеется шесть планировщиков, обычно трое мужчин и три женщины... Планировщики отвечают за успешное ведение дел в общине. Они осуществляют политическую линию, наблюдают за работой менеджеров, следят за положением дел в масштабах страны. Они выполняют также определенные юридические функции» (Ibid., p. 54). Помимо планировщиков и менеджеров — лиц, несущих ответственность за деятельность функциональных подразделений и служб, в общине имеются ученые, осуществляющие программу экспериментальных научных исследований и дающие свои рекомендации «инженерам поведения».
Ни рядовые члены общины, ни даже ученые, поясняет Фрезер, не имеют права голоса при определении состава коллегии планировщиков и менеджеров, да их, собственно говоря, и не интересует, имеют они право голоса или нет — ведь главное, что они счастливы... А когда оппоненты Фрезера бросают ему обвинение в том, что в его живой утопии нет ни свободы, ни демократий, он совершенно спокойно соглашается с этим.
Двадцать с лишним лет спустя после появления «Уолдена-два» Скиннер опубликовал книгу, которая вызвала скандал в научных (да и не только в научных) кругах,— «По ту сторону свободы и достоинства». В ней утверждалось, что понятия «свободы» и «достоинства» человека не более, чем старомодные фикции. Однако то, что в 1971 г. было прямо и открыто сказано Скиннером от первого лица, задолго до этого было выражено его «альтер эго» Фрезером чуть ли не в тех же самых выражениях. Да, в общине нет демократии. Но она и не нужна. Демократия «не является и не может быть лучшей формой правления, поскольку она основана на научно несостоятельном представлении о человеке» (Ibid., p. 273). Да, в общине нет свободы. Но и свобода тоже не нужна. «Диктатура и свобода, предопределение и свободная воля... Что это, как не псевдопроблемы лингвистического происхождения?» (Ibid., p. 297).
Б. Скиннер пытается убедить в том, что в условиях «научного» (бихевиористского) регулирования жизни общества человек просто не испытывает потребности в свободе. «Мы,— с гордостью заявляет Фрезер,— можем достичь такого контроля, при котором подконтрольные, хотя они соблюдают кодекс значительно более скрупулезно, чем это делалось когда-либо при старой системе, чувствуют себя свободными. Они делают, что хотят, а не то, что их заставляют... Путем тщательного культурного проектирования мы контролируем не само поведение, а склонность к поведению — мотивы, желания, потребности. Самое любопытное, что вопроса о свободе в этом случае не возникает вообще» (Ibid., р. 262). Не возникает потому, что в общине, как мы уже упоминали, следят, чтобы ее члены «делали именно то, что будет лучше всего для них и для общины» (Ibid., р. 297).
Уже вскоре после своего появления роман Скиннера вызвал шквал критики со стороны общественных деятелей, писателей, ученых, «Уолден-два» называли «подлой утопией», а ее автора—«фашистом». (Надо полагать, что Скиннер предвидел такого рода обвинения, ибо в романе оппоненты Фрезера также называют его «фашистом», на что он отвечает, что не является ни фашистом, ни демократом). Причем эта критика, надо заметать, велась не только слева, но и справа, со стороны противников сциентизма, которые упрекали автора «Уолдена-два», что он незаслуженно поносит американскую демократию.
Надо признать, что критика Скиннером буржуазной демократии, буржуазного индивидуализма и других «старомодных» ценностей подчас очень напоминает те проклятия, которые посылались в 30-х годах в адрес «прогнившей буржуазной демократии» немецкими фашистами. Но Скиннер, конечно, не фашист. Он принадлежит к тем специфически одаренным, но социально узколобым профессионалам позитивистской закваски, для которых «наука» вообще, и прежде всего их собственная наука,— панацея от всех зол, а человек — совокупность «научно» верифицируемых процессов и явлений. Они наивно полагают, что подчинение жизни общества законам физики, биологии и других естественных наук сделало бы политику попросту ненужной, разом привело бы к ликвидации социальных конфликтов и установлению полной гармонии в обществе.
То, что общественная жизнь не может регулироваться законами, действительными для той или иной сферы природы, что человек не может быть низведен до уровня животного или машины, остается или незамеченным или игнорируется как «метафизика».
Предоставим решать вопрос о ценности специальных психологических исследований Скиннера самим психологам. Но когда психолог выступает как социолог-утопист, когда он претендует на универсальность предлагаемых им решений, с помощью которых собирается осчастливить весь мир, тогда к нему надобно подходить с иными мерками.
В самом деле, что представляет собой рядовой общинник в «Уолдене-два»? Что представляет собой эта община в целом? Наконец, что представляло бы собой общество, построенное на принципах этой «живой утопии»? Приглядимся внимательно к обитателям «Уолдена-два»: они удивительно похожи друг на друга, стандартны. Тут нет и просто не может быть места всесторонне развитой личности, о которой мечтали мыслители прошлого — гармонически развитая, а значит, свободная, «незапрограммированная» личность просто не укладывается в узкие рамки, предопределенные «технологией поведения». Но образцовый общинник не только обезличен — он обесчеловечен. Человек остается человеком лишь тогда, когда сохраняет (и реализует в собственной деятельности) связь с культурой как сгустком опыта предшествующих поколений, с их овеществленным творчеством, с историей, которая [связь] опосредует «реакцию» на соответствующие «стимулы».
Человек не просто автоматически «отвечает» на подаваемые извне «команды», его ответ коррегируется культурой (в той или иной ее форме), в частности, моралью, знанием собственного прошлого и прошлого своего народа. Это, между прочим, учитывал фашизм, который, как известно, объявил войну культуре, поставив целью воспитание «массового», обезличенного, начисто «забывшего» историю человека, действующего, как примитивный автомат.
Скиннер по сути предлагает то же самое, с той лишь разницей, что команду индивиду будет подавать не унтер-офицер, а психолог, который будет «сидеть» внутри каждого в виде хорошо сбалансированной программы поведения. Не случайно в «Уолдене-два» с такой неприязнью относятся к истории, которая может неожиданно стать на пути между «стимулом» и «реакцией». Не исключено, что если бы вдруг Скиннеру удалось осуществить свой замысел в широком масштабе, мы имели бы... исправленное и дополненное издание «Прекрасного нового мира». А если бы вдруг среди планировщиков, которые действуют практически бесконтрольно, оказались люди не просто с диктаторскими наклонностями, а садисты фашистского типа, то «счастливая» утопия превратилась бы в концентрационный лагерь.
Впрочем, община, построенная на принципах, предлагаемых Скиннером, обладает одним качеством, которое очень ценно с точки зрения утописта-технократа: она стабильна, она гарантирует выживание целого, хотя, строго говоря, это «выживание» — не что иное, как искусственное поддержание вымирающего «вида». Скиннер, надо заметить, неоднократно заявлял о том, что его как человека, размышляющего об обществе, волнует, в сущности, только одна проблема — проблема «выживания западной цивилизации», ибо это, с его точки зрения — единственная ценность, в соответствии с которой будут в конечном счете судить о цивилизации, так что любая практика, обеспечивающая выживание, обладает ценностью уже по определению. Признание, ценное в том отношении, что оно четко фиксирует перемещение центра интереса современного утописта с проблемы совершенства общества на проблему обеспечения самого существования последнего и выживания человека и человеческого рода в целом... (Баталов Э.Я. Социальная утопия и утопическое сознание в США. — М.: Наука, 1982, с. 250 - 256).




Tags: америка, аспирантам, баталов, прагматизм, философия
Subscribe

Posts from This Journal “прагматизм” Tag

  • Философия во взаимодействии с обществом

    «Язык помогает человеку оставаться внутренне свободным» Декан философского факультета МГУ Владимир Миронов — об автономии философов,…

  • Мой комментарий к записи «Светлая память!» от matveychev_oleg

    Шо ж это он... Совсем ведь молодой... Земля пухом. Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

  • Не стесняйтесь в выражениях, плиз

    Мой комментарий к записи «О несчастности Украины» от kulik_gr в zampolit_ru Ну и как назвать того гада, который раждённому ползать внушает идеи…

  • Доколе?!!

    США обвинили 10 человек в контрабанде в Россию электроники на $50 млн Большинство из них, по сведениям американских властей, -…

  • За всё спросим!

    Мой комментарий к записи «они говорят - мы не рабы.....» от kitaez19 в zampolit_ru Гнустная клювета! Поцтстрыкательство. Марксизьм тебе нужын,…

  • Новейший Завет Нового Завета

    Мой комментарий к записи «Александр Щипков: Корни идей солидарности и справедливости находятся в… Марксизм - это Новейший Завет Нового Завета!…

  • СВОБОДА ИЛИ СМЕРТЬ

    Мой комментарий к записи «о свободе слова в отдельно взятом журнале. Этом.» от kitaez19 в… Русский язык - это не только тот язык, нормативы…

  • Мы на зависть всем буржуям

    Россия тайно создает замену легендарному самолету АН-2 Появляются новые подробности по поводу того, каким будет новый самолет на…

  • НЕ ТО, НЕ ТАМ И НЕ ТАК

    Мой комментарий к записи «Фахверк неМихаила» от nemihail Шоб я одобрил, тебе надо строиться там, где я щетаю правельным, то ись лично…

promo salatau july 28, 2013 18:33 10
Buy for 20 tokens
"...Растрэллы ещё будут. Есть кого. Есть кому..." А шо: не?... Русского хлебом не корми, а дай збежать на Запад, хоть там пожить спокойно, без революций и пятилеток, и прочего вставания с колен... Там русскому как-то поспокойнее, он чувствует себя человеком, даже если он чужой и многое потерял.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments